google-site-verification: google21d08411ff346180.html Митрополит Александр (Драбинко): "Независимо от результатов решения Вселенского патриарха я хочу публично поддержать идею автокефалии Украинской церкви" | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Митрополит Александр (Драбинко): «Независимо от результатов решения Вселенского патриарха я хочу публично поддержать идею автокефалии Украинской церкви»

Май 12th 2018 -

Митрополит Украинской православной церкви Московского патриархата Александр Драбинко сделал яркое заявление в поддержку предоставления автокефалии для Украины.

Митрополит Александр (Драбинко)

«Независимо от результатов решения Вселенского патриарха я хочу сегодня публично поддержать идею автокефалии Украинской церкви», -заявил он изданию «Левый берег».Сколько будет стоить пачка сигарет в в 2018 году?

Митрополит ответил на ряд вопросов OBOZREVATEL.UA о том, почему решил выступить против позиции церкви, оценил позицию митрополита Онуфрия по этому вопросу, прокомментировал обвинения в адрес МП в сотрудничестве с ФСБ, а также высказал ряд предложений, касающихся того, как преодолеть «великую украинскую схизму» — раскол.


— Вы поддержали автокефалию в Украине. Это идет вразрез с официальной позицией УПЦ МП и ее нынешнего главы Онуфрия. Не так ли?

— Нет, моя позиция не идет вразрез ни с позицией УПЦ, ни с позицией ее главы, поскольку официальной позиции УПЦ до сих пор высказано не было.

Моя позиция состоит в следующем: я хочу, чтобы украинское православие объединилось, чтобы была преодолена схизма (раскол. — Ред.) и украинской церкви был дан статус поместной, чтобы она была признана равноправной сестрой в семье православных церквей мира.

Позиция УПЦ состоит в том, что это будет не канонично, что президент и парламент не имеют права вмешиваться. Но у нас нет позиции по ключевому вопросу: мы хотим, чтобы у нас церковь была поместной или не хотим?

Я поддерживаю позицию УПЦ, которая была высказана в 1991 году на Поместном соборе, который обратился к патриарху Алексию о даровании автокефалии. Это же повторил Харьковский собор 1992 года.

Об изменении этих прошений я до сих пор не слышал из официальных источников УПЦ. Они не отменялись ни Синодом УПЦ, ни Собором УПЦ.

Драбинко никоим образом не выдумал велосипед.

— Возникают ли у вас сейчас проблемы в связи с вашим заявлением?

— Мое заявление само по себе носит логический и конструктивный характер. Оно не имеет целью создать раскол или внести смуту в умы людей. Если оно неправильно трактуется кем-либо, то это проблема не заявления и не его автора — это проблема людей, которые пытаются увидеть в нем стремление внести соблазн в умы некоторых людей. Но Драбинко ничего не создает — Драбинко просто систематизирует все то, что было в истории Украинской православной церкви.

— Есть ли какие-то варианты смещения главы УПЦ МП митрополита Онуфрия?

— Я не могу ответить на этот вопрос. Это вопрос того органа, который избирал митрополита Онуфрия — Архиерейского собора.

Но мне кажется, что митрополит Онуфрий как глава церкви должен провести Собор и услышать соборное мнение, которое, на мой взгляд, совпадет с общецерковным: раскол должен преодолеваться.

Может быть, у митрополита и у Собора выработается какая-то иная схема или видение решения вопроса автокефалии.

Вопрос уже давным-давно подымался. На основе поместного и автокефального статуса Украинской православной церкви возможно и объединение с теми, кто на сегодняшний день по официальной версии пребывает в расколе, и дальнейшее решение тех проблем, которые у нас именуются «великой украинской схизмой».

— То есть, собор должен расставить точки над "i" и выработать свою позицию в отношении автокефалии?

— Совершенно верно. У нас должна быть выработана официальная точка зрения в отношении инициативы президента и парламента.

Президент не придумал ничего нового — он поддержал инициативу, которая была озвучена еще в 1991 году. Он просто актуализировал ее, поскольку московский патриарх отложил это решение то ли в длинный, то ли в бездонный ящик.

Как глава государства он должен обеспечить равные права всем верующим, чтобы никого не называли раскольниками, такими и сякими. Преодоление схизмы — это первоочередная задача, с моей точки зрения пастыря. А его, как главы государства — преодоление церковного разделения. Это вопрос государственной безопасности, потому что всякое разделение — церковное, языковое и прочее — ведет к разделению государства. А этого не должно быть.

Поскольку есть сдерживающий фактор со стороны Московской патриархии, которая, к сожалению, на сегодняшний день полностью подчинена Кремлю, то говорить о каких-то подвижках очень сложно. Но не то, чтобы невероятно.

— Считаете ли вы, что позицию митрополита Онуфрия относительно автокефалии в Украине можно назвать антиукраинской?

— Нет, ни в коем случае. Дело в том, что он подписал документ о даровании автокефалии Украинской православной церкви на Соборе 1991 года, который проходил в городе Киеве, и документ о том, что Харьковский собор поддерживает идею отделения и статуса автокефалии в 1992 году.

Все эти документы есть, и подпись тоже есть.

О том, что он изменил это мнение, будучи предстоятелем, или отозвал свою подпись, я не слышал.

Поэтому с точки зрения, которую я озвучивал и которую я поддерживаю, мы с митрополитом Онуфрием единомышленники. Если эта точка зрения поменяется, то ее надо озвучивать.

— Вы знаете, что в последние годы священников УПЦ МП часто называют агентами ФСБ? Заслуженно ли это?

— Я не могу ответить на эти вопросы безосновательно. Могу только рассуждать с точки зрения слухов, о которых говорите вы. Да, я слышал. Об этих фактах говорят убедительно. Но окончательный ответ на этот вопрос должны дать соответствующие государственные органы.

— Вы слышали о том, что и самого главу РПЦ патриарха Кирилла называют ФСБшником.

— Простите, я не могу ответить на этот вопрос. Корочки я не видел (смеется).

— Как вы считаете, почему Путин, вышедший из структуры КГБ, за период своего президентства вдруг стал таким «набожным»?

— У каждого человека бывают разные периоды в жизни. Мы не можем говорить, что человек, вышедший из структуры КГБ, не может быть верующим. Возможно, наоборот, ему открылось что-то большее, чем всем остальным.

Вера — это из сферы личного. Судить об этом со стороны я не берусь и другим не советую. Пускай характеристику этой набожности дает тот, в кого он верит.

— Может ли церковь рассматривать идею царя во главе государства?

— Я думаю, она уже просматривается. Не за горами тот день, когда будет провозглашена необходимость введения коронации. Все к тому идет.

Но я не анализировал этот вопрос.

— Согласны ли вы с тем, что идея «русского мира» — это зло?

— Это понятие нужно воспринимать двояко. Если рассматривать «русский мир» как идею православия на славянских землях, которые относятся к Киевской Руси, но без этой политической подоплеки, без верховенства «старшего брата», то в принципе идея как таковая имеет право на жизнь.

Нам приятно, когда у нас есть братья, сестры, когда мы составляем семью. Но когда в этой семье появляется человек, который хочет быть царем, стремится к восстановлению империи и другим целям, которые нами на сегодняшний день уже не воспринимаются, это неприемлемо.

Когда мы имеем независимое государство, когда мы имеем агрессию со стороны северного соседа, который всегда говорил, что он нам брат, а оказался совсем не брат, а тот, кто пытается нас вернуть в империю, то такой «русский мир» — это не наш мир, это не наша семья.

Метки: , , , , ,

Комментарии закрыты.