google-site-verification: google21d08411ff346180.html У детей есть причины быть плохими | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

У детей есть причины быть плохими

Февраль 20th 2016 -

архимандрит Андрей Конанос

Архимандрит Андрей (Конанос)

Почему у хороших родителей бывают плохие дети? Вырастают ли из плохих детей хорошие христиане? Отчего у детей бывает плохое поведение? Как правильно вести себя с трудными детьми? Что сделать родителям, чтобы изменить своих детей? На эти вопросы дает ответы архимандрит Андрей (Конанос) в публикуемой беседе.

Я хочу тебе сообщить несколько хороших новостей. Но сначала позволь у тебя спросить:

– Есть ли у тебя дети? Сколько? Много? Трое!

Трое детей считается много. Конечно, в то время, когда у других людей нет ни одного ребенка. Кто-то создает семью, и ты спрашиваешь у него:

– Сколько у тебя детей?

– А у нас еще нет детей, – отвечает он тебе.

– А когда Вы хотите их завести?

– Мы это решим позже, – он говорит.

– А сейчас что делаете?

– Ну, хорошо проводим время. Ходим на прогулки, берем отпуска, ездим на курорты, не имеем обязанностей.

Затем, когда приходит время завести ребенка, когда мужчина или женщина решают, что наступило подходящее время, уже не могут это сделать.

Тогда они приходят снова и снова и говорят:

– Помолитесь, чтобы у нас родился ребенок?

Я не понял, как думаешь, кем является Бог? Кто есть Бог? Твоим служащим? Твоим рабом? Хорошо проводишь время и Бога не включаешь в это приятное времяпровождение, и когда немножко испортится твое настроение, ты говоришь:

– Боже, а ну-ка подними чуть-чуть мое настроение! Угоди нам в этом немножко, а затем снова вернись на Свое место!

Сначала этот человек мог иметь детей, но не создал их, потому что он хотел жить без проблем, «хорошо проводить время», а затем, когда он решил завести ребенка, уже не может этого сделать. Эти слова относятся не к одной или двум парам, есть много таких пар. Нас наказывают наши дела, наш эгоизм.

Итак, есть у тебя ребенок? Или не имеешь ребенка? Если нет у тебя ребенка, и если это не твоя вина, ты мученик/мученица, если в этом ты не виноват/а, то ты святой человек, потому что принимаешь Божий промысел со смирением, а это трудно, очень трудно сделать. Я это понимаю. Существует и мнение народа, как другие люди смотрят на меня и как мы от этого себя чувствуем. Кто-то говорит:

– Мне все равно, что скажут люди! Я хочу ребенка, но столько лет у нас нет детей!

Бог знает, что ты помолишься, успокоишься, и ты и твоя супруга будете любить друг друга, не распределяя обязанностей, не думая о том, кто виноват; если один из вас виноват, не ищите, кто виноват. Кроме того, хорошо, если что можно вылечить медицинскими препаратами и любить друг друга, не думать и не волноваться. Потому что когда человек беспокоится о какой-то своей проблеме, что он не может легко ее решить, но должен уповать на Бога. Бог Всесильный и Премудрый, и Преблагой Бог допустил, чтобы ты заключил этот брак с конкретной личностью, где Бог в Своем мудром плане знает, что у тебя трудности три, четыре, пять, десять, пятнадцать лет. Мне известен случай о человеке, у которого после двадцати лет брака ребенок родился. После двадцати лет они смирились, что у них не будет детей. Один любил другого, ничего не требуя от него, не говорил ему: «Я хотел бы иметь от тебя ребенка, но если ты не можешь мне его родить, сейчас моя любовь к тебе охладеет!»

Нет! Он говорил: «Я тебя люблю еще бескорыстнее, я тебя люблю такой, какая ты есть. Так допустил Бог – Бог, Который меня любит и об этом знает, если Он хотел чего-то другого, не изменил ли бы Он события? Не допустил ли бы Он, чтобы я женился на другой девушке. Если я живу с тобой, и Бог это допустил, и мы поженились через Таинство Брака, и Бог запечатал эти отношения – это означает, что это хорошо». Не так ли? Целью Брака не являются дети, рожденные насильно, а когда их Бог даст. Когда Бог не дает их по какой-то причине, по которой Он знает в Своем мудром промысле, то любовь не теряется, единство не теряется, полнота души не теряется, святость не теряется. Просто нет ребенка – естественно, ты смиряешься. Остается боль и грусть, потому что ты человек.

Мы сказали, что мы не можем быть бесстрастными, не может кто-то сказать: «Это меня не волнует, это меня вообще не беспокоит!» Но когда у тебя много детей, видишь, сколько трудностей возникает. Можно услышать такие слова людей: «Счастливы те, у кого нет детей», – как говорю и я иногда, когда я вижу трудности женатых людей, и говорю: «Пресвятая Богородица, от чего я избавился!» А в иные моменты, естественно, говорю: «Посмотрите, как хорошо они живут!» В другой раз говоришь: «Хорошо, что я не как эти люди, что это за сумасшедший дом, как они выдерживают, как справляются с семейными делами, как справятся с экономическими проблемами!» Посмотри, все распределено Богом. Бог знает, сколько допустить каждому, сколько выдержишь, сколько сможешь, и делаешь свой выбор, ведь все в жизни имеет свою цену. Что выберешь, через это и пройдешь. Будешь иметь и радости, будешь иметь и скорби, будешь иметь и счастье, будешь иметь и страдания, и болезни, и одиночество.

Все как-то сбалансировано. Существует и пустота во многих вещах, то есть в большинстве случаев, чтобы показал нам Бог то, о чем говорит старец Паисий: «Бог тебе дает какую-то конфету, чтобы понять, что кондитерская находится в раю, то есть мы здесь не имеем полноты счастья и, естественно, полноты несчастья. Жизнь тебе дает немного ада, чтобы ты понял, что в конечном счете настоящий ад гораздо хуже. Как и другое, дают тебе сладкое вкушение рая, частицу рая, чтобы ты увидел, что существует что-то гораздо большее в другой жизни. Но здесь не все совершенно. Не существует абсолютно совершенного пути».

Посмотри, сейчас у тебя есть ребенок, и у тебя много проблем.

– Мой ребенок, – сказала мне какая-то женщина, – не такой как все. Я не могу его терпеть. С моим терпением я бы вошла в Книгу рекордов Гиннеса.

И отец говорит:

– Мой ребенок неправильно растет. Он очень непослушный. У меня очень плохой ребенок!

Итак, у тебя плохой ребенок. Что ты имеешь в виду, говоря, плохой ребенок? Может быть, он не слушается: не ест, не учит уроки, кричит, ругается, нервничает, хлопает дверьми, не подчиняется, ревнует, ворует чужие вещи, не сидится ему на одном месте, все разбрасывает, проверяет, что есть в гардеробе? Это твой ребенок? «Да, это мой ребенок. Откуда ты его знаешь? Ты, батюшка, – они говорят, – сейчас описал моего ребенка». Почему ты говоришь, что у тебя очень плохой ребенок? Итак, я должен тебе сообщить хорошие новости. Позже этот плохой ребенок станет хорошим. «Исключено!» – ты скажешь. Ты не знаешь. Во-первых, это твой ребенок. Этот плохой ребенок – твой ребенок. Ты должен задуматься о том, как он стал плохим, если у него есть такой хороший отец и такая хорошая мать. Во-вторых, не называй ребенка плохим. Не говори, что он плохой. Ты это говоришь, потому что он шкодничает. «Шкодничает, имеет более буйный характер, непослушный, не сосредоточенный, не слушается. Ой, батюшка, я умру, я не могу! И не только один, а у меня есть и другие дети. Но эти один или двое из пяти детей, которые есть у меня, словно заболели! Чужие дети – ангелы!» Иногда те, о которых думаешь, что они ангелы, вовсе не растут как ангелы, и те, о которых ты изначально говоришь, что они имеют более буйный характер и непослушные, становятся добрее. Хочу сказать еще кое-что приятное. Когда был маленьким св. Силуан Афонский, он был очень буйным, очень непослушным ребенком, проказничал и грешил. Совершал грехи, и это не шутки, а совершал тяжкие грехи. Тяжкие грехи в юности, буйные шалости, вел бунтарскую и греховную жизнь, все то, из-за чего он не стал священником и монахом. Но этому юноше, этому буйному и непослушному ребенку, сегодня говорим: «Преподобный отче, моли Бога о нас!» А некоторые носят его имя. Я знаком с несколькими детьми, которых зовут Силуан. Однажды я поехал в какой-то православный лагерь и спросил у одного ребенка:

– Как тебя зовут?

– Силуан.

– Ты крещен в честь св. Силуана Афонского со Святой Горы.

Откуда этот ребенок может знать, что история его имени началась от одного святого, который в юности был плохим и непослушным ребенком, и если кто-то его видел бы, то сказал бы: «Ой, что это за ребенок? Представь себе, какой грешник из него вырастит!» Теперь он святой! В райской славе. Св. Иоанн Кронштадтский тоже был грешным и непослушным в детстве. Я имею в виду, что он шкодничал, дед ругал его за то, что он не учил уроки, был буйным, непослушным ребенком. Этот шаловливый ребенок стал святым. И теперь Церковь чествует его память, читаем его житие, ставим его в пример.

Так что успокойся, не спеши судить, не спеши делать выводы о своем ребенке. У тебя плохой ребенок, и ты сразу же кричишь и отчаиваешься, теряешь надежду, публично называешь ребенка хулиганом. Слова, благодаря уплотнениям в окнах, соседи не услышат. Итак, нельзя говорить ни ребенку, ни другим людям, ни самому себе, что у нас плохой ребенок. Наш плохой ребенок станет самым хорошим и очень хорошим. Каждая неприятность, которую ты называешь несчастьем – это доброта, показанная и проявленная по-другому. То, что скрывает ребенок, это что-то очень хорошее, но он его по-другому проявляет. В своем завещании старец Порфирий говорит: «Когда я был маленьким я очень много шкодничал...» И это не просто образ. Святые – не безгрешные, и то, что они стали святыми, не означает, что они были безупречными в своей жизни и не шкодничали, не совершали плохих поступков и не были плохими детьми.

Давайте спустимся на землю. Когда пишется житие какого-то святого, который покинул этот мир и жил преподобной, чистой и святой жизнью, житиеписец не станет писать о его недостатках, которые, несомненно, были ему присущи, но поставит его в качестве образца. Чтобы был эталоном. Сейчас не скажешь, что этот святой, например, иногда съедал по пять тарелок еды. Это не пишум в его житии. Да он ел, но не всегда об этом говорим. В некоторых житиях, естественно, это написано. Как, например, в житии св. Афанасия Афонского сказано, что он слишком много ел, но все же это для него было большим воздержанием, потому что он после этого хотел еще больше кушать. Во многих житиях святых наблюдается тенденция не просто приукрашать, но брать все лучшее, как пчела, которая собирает самое хорошее из жизни. И никто не знает, что сделал святой в своей личной жизни, когда он был маленьким, в детстве, в школе. Есть святые, которые были очень озорными в детстве. Просто мы иногда читаем фильтрованные, приукрашенные, переработанные жития и говорим: «Почему мой ребенок такой или стал таким?»

Но есть святые люди, которые шкодничали, когда были маленькими. Ваш ребенок нормальный, который шкодничает, ругается, разговаривает и не сидится ему на одном месте – это я хотел сказать. Ты говоришь: «Идем в церковь», – а он там поднимает шум. Ну он не может же стоять неподвижно; просто необходимо следить, чтобы он не отвлекал других прихожан и чтобы он им не мешал молиться, для этого нужно на некоторое время выходить из храма. Если ребенок не может несколько часов сидеть спокойно, скрестив руки, – это нормально. Также естественно, что он не может сидеть в классе все время молча и не сделав ни одного движения, не разговаривать. Иногда мы перебарщиваем со своими требованиями из-за взрослого мышления. Человеку, которому 25, 30 или 50 лет, трудно правильно судить своего ребенка, которому, скажем, 5, 10, 15 лет и он подросток. У тебя зрелый ум и ты судишь незрелого ребенка, который сейчас развивается, вступает на свой жизненный путь. Жизнь твоего ребенка еще не закончилась, постепенно он станет хорошим.

В некоторых житиях говорится о недостатках святых, это мне нравится, потому что я утешаюсь, зная свои недостатки. Видя божественно-человеческую сторону Церкви, я понимаю, что Церковь – не пространство лицемерия, где корчим из себя святых, а пространство святости и подлинности. Аутентичность включает искренность, включает порядочное отношение и говорит тебе – я знаю, что у тебя есть грехи, шкодничаешь, но у тебя есть и стремление стать святым. Я вижу и то и другое. Священное Писание говорит обо всем: о непослушных детях и о неспокойных учениках Христа. Неужели св. ап. Петр не был буйным? Неужели он не имел бунтарского духа? Неужели он не был полон энергии? Неужели он не был воодушевленным? Иногда и легкомысленным, прежде чем Господь его изменил? Он спешил, отрезал ухо слуге Малху, что это было? Неужели это не было шкодой? Иуда не был ли плохим? Но Бог дает Иуде, Свому непослушному ученику и ребенку, сундучок с деньгами. Представь себе! Дает ему возможность нашкодничать! Сам Бог, Сам Христос дает ему свободу, находясь рядом с Ним, и в этом заключается тайна. Бог как бы говорит: «Я безгрешный Бог, не существует лучшего учения для тебя. Я буду рядом с тобой, ты будешь смотреть на Меня. Ты такой, какой есть. Поскольку Я Бог, не хочу, оказывать давление на тебя и заставлять тебя быть добрым. Я не хочу тебя заставить стать Моим хорошим ребенком и учеником. Я тебя хочу вдохновить, заставить сильно стремиться, возлюбить святость, как и другие. Но также даю тебе свободу действий».

Посмотрите, как Бог поступает с непослушными учениками – Он держит их возле Себя, давая им комфорт свободы, чтобы человек рядом мог дышать. Если ты отец или мать, дай своему ребенку дышать, чтобы он не чувствовал, что он задыхается, что ущемляется его свобода. Если заставляешь насильно своего ребенка быть хорошим, оказываешь на него давление, то это ад. Один ребенок мне рассказывает:

– Утром меня волокли по полу, когда я был маленьким, я протирал собой паркет, чтобы не пойти в церковь! Силой снимали с меня пижаму, и хотя я снимал одежду, меня снова одевали, чтобы пойти!

И как же этот ребенок полюбит храм, если для него идти в храм было мучением?

Такой подход к тому, чтобы сделать детей хорошими, неудачный. Дети могут быть плохими, но и такой подход неправильный. Христос показал нам другой пример – смирение, любовь, надежду, свободу. Какой хороший отец блудного сына! Я не верю, что есть лучше отец, чем он, если его Отцом является Сам Бог, а у него плохой ребенок. Не всегда виноват отец, что у него плохой ребенок, ребенок имеет право на свободу. И его отец дает ему свободу. В каждом возрасте существует свобода, в любом возрасте есть граница, но после определенного момента ты уже не можешь постоянно давить на своего ребенка. Сам Бог дает ребенку право уйти из дома. Блудный сын попросил отца разделить имущество, он взял все, что тот дал ему, и уехал в далекую страну. Какую свободу дать плохому ребенку?

Отец говорит: «Ты свободен, но я тебя люблю!» Дать свободу не то же самое, что сказать: «Оставь нас в покое! Делай что хочешь! Убирайся отсюда! Твоя жизнь нас не интересует!» Нужно сказать: «Мне больно, что ты согрешаешь, не хочу, чтобы ты уходил. Я хочу, чтобы ты был рядом со мной, но я также хочу, чтобы мы жили в любви, в единстве!»

Если бы ваш ребенок чувствовал себя хорошо, то не захотел бы делать то, что он делает, его не тянуло бы выходить на прогулки и находиться в разных компаниях, а тянуло бы домой. Но дома ему ничего не нравится. И вместо того, чтобы выяснить, что ему не нравится, ты делаешь его еще более подавленным и раздражительным. Об этом тебе говорю: «Читай Евангелие, чтобы увидеть, как в притче отец относится к плохим детям, то есть ко всем нам, с какой свободой, с каким уважением, но не без контроля. Он следует за нами, педагогически наблюдает, внимательно, вмешивается, когда это необходимо, но никогда не отменяет свободу наших действий».

Метки: , ,

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.