google-site-verification: google21d08411ff346180.html Святые отцы о семейных обязанностях христианина | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Святые отцы о семейных обязанностях христианина

Октябрь 17th 2016 -

Семья

Идеальная православная семья, представляя собой малую Церковь, помогает каждому своему члену достигать Царства Небесного. Об этом говорил святитель Иоанн Златоуст: «Где муж, жена и дети соединены узами добродетели, согласия и любви, там среди них Христос» (Творения иже во святых отца нашего Иоанна Златоуста. Т. 4. СПб., 1898. С. 770.). Уместно привести здесь и слова святителя Феофана Затворника: «Кто в семье живет, тому и спасение от семейных добродетелей»; «Совершенства можно достигнуть и среди семейной жизни. Надо только страсти погашать и искоренять» (Феофан Затворник, святитель. Письма. II. 328; I. 131).

Однако семейная жизнь приносит не только радости, с ней связаны и неизбежные трудности как внутреннего (отношения между членами семьи), так и внешнего (материальное обеспечение существования семьи) характера. Об этой стороне так отзывались святые Русской Православной Церкви: «Семья – это житейский крест для главы! – Терпи, покорствуя Господу, и все с своей стороны делая, все предай в волю Божию» (Феофан Затворник, святитель. Письма. II. 328; I.189.) «Семейные тяготы должно переносить как добровольно избранную нами долю. Задние мысли тут скорее вредны, нежели полезны. Спасительно лишь то, чтобы о себе и о семействе молиться Богу, да сотворит о нас полезное по воле Своей святой» (Амвросий Оптинский, преподобный. Советы супругам и родителям.)

Один из соблазнов семейного человека – за хлопотами о сродниках позабыть про Бога, охладеть к вере. Об этом предупреждает святитель Николай Сербский: «Если человек посвящает все свои мысли и все свое усердие своей семье и ничего не хочет знать, кроме своей семьи, тогда его семья для него божество. И тогда это болезнь души» и нарушение заповеди «не сотвори себе кумира» (Николай Сербский, святитель. Десять Божиих заповедей. 2.).

Брак

Семья вырастает из брака. По православному пониманию, «брак есть таинство, в котором при свободном, пред священником и Церковью, обещании женихом и невестой взаимной их супружеской верности благословляется их супружеский союз во образ духовного союза Христа с Церковью и испрашивается им благодать чистого единодушия, к благословенному рождению и христианскому воспитанию детей» (Филарет Московский, святитель. Катехизис. СПб., 1886. С. 74.).

Таинство брака существует в Церкви с апостольских времен, о чем, в частности, свидетельствуют слова ученика апостолов священномученика Игнатия Богоносца, писавшего христианам в самом начале II века: «Те, которые женятся и выходят замуж, должны вступать в союз с согласия епископа, чтобы брак был о Господе, а не по похоти» (Игнатий Богоносец, святой. К Поликарпу. 5.).

Святитель Иоанн Златоуст так пишет о необходимости этого таинства для православных христиан: «Необходимо призвать священников и молитвами и благословениями утвердить супругов в совместной жизни, чтобы и любовь жениха усилилась, и целомудрие невесты укрепилось, чтобы все способствовало водворению добродетели в их доме, а диавольские козни рассеялись, и супруги в радости проводили жизнь, соединяемые помощью Божией» (Творения иже во святых отца нашего Иоанна Златоуста. Т. 4. С. 539.).

«Первым чудом Христовым, описанным в Священном Писании, было чудо в Кане Галилейской на брачном пире. Оно понимается Церковью как благословение брака, и Евангелие об этом чуде читается в чинопоследовании венчания»(Владимир Воробьев, протоиерей. Православное учение о браке // Вестник пастырского семинара. 1996. № 2.). Как говорит святитель Григорий Богослов, «лучше всего, если Сам Христос присутствует на браке, потому что где Христос, там все обретает достоинство, и вода претворяется в вино, то есть все изменяется к лучшему»(Творения иже во святых отца нашего Григория Богослова. Т. 6. М., 1848. С. 293.).

Святые отцы многократно подчеркивали высокое достоинство христианского брака, указывая, что он нисколько не закрывает возможности совершенствоваться в благочестии и что, соединенный верой и любовью, он много блага приносит человеку.

Так, святитель Григорий Богослов писал: «Составляя единую плоть, (супруги) имеют и одну душу и взаимной любовью пробуждают друг в друге усердие к благочестию. Ибо супружество не удаляет от Бога, а, напротив, более привязывает, потому что имеет больше побуждений обращаться к Нему. Малый корабль и при слабом ветре движется вперед… большого же корабля не сдвинет легкое дыхание ветра… Так не обремененные житейскими заботами имеют меньше нужды в помощи великого Бога, а тот, кто обязан заботиться о милой супруге, имуществе и детях, рассекает более обширное море жизни, ему нужна большая помощь Божия, и он сам взаимно более любит Бога… Связанные узами супружества, заменяем мы друг для друга и руки, и ноги, и слух. Супружество и слабого делает вдвое сильнее… Общие заботы супругов облегчают для них скорби, и общие радости восхищают обоих. Для единодушных супругов и богатство делается приятнее, а в бедности само единодушие приятнее богатства. Для них супружеские узы служат ключом целомудрия и пожеланий, печатью необходимой привязанности» (Творения иже во святых отца нашего Григория Богослова.  Т. 5. М., 1847. С. 59, 60.).

А вот о том же предмете рассуждения святителя Иоанна Златоуста: «Брак не только не препятствует богоугодной жизни, если мы хотим бодрствовать, но и очень способствует укрощению пылкой природы, не позволяя волноваться морю, но непрестанно направляя ладью в пристань» (Творения иже во святых отца нашего Иоанна Златоуста. Т. 4. С. 194.). «Истинное богатство и великое счастье, когда муж и жена живут в согласии и соединены друг с другом как одна плоть… Такие супруги, хотя бы и жили бедно и были незнатны, могут быть всех счастливее, потому что они наслаждаются истинным счастьем и всегда живут в спокойствии… Живущих в таком супружеском союзе ничто не может слишком опечалить, нарушить их мирного счастья. Если есть между мужем и женой единодушие, мир и союз любви, к ним стекаются все блага. И злые наветы не опасны супругам, огражденным, как великой стеной, единодушием в Боге… Это умножает их богатство и всякое обилие; это возводит их на высшую ступень доброй славы; это привлекает на них и великое Божие благоволение» (Творения иже во святых отца нашего Иоанна Златоуста. Т. 4. С. 418, 422.).

В свою очередь святитель Лука Крымский говорил о браке как о своего рода школе любви: «Виды любви различны: есть любовь мужа к жене, жены к мужу, любовь родителей к детям, любовь детей к родителям… Есть самая совершенная степень любви, самая высокая и самая святая – любовь к Богу. Во всяком деле надо постепенно восходить от простого к высшему. Посему брак да послужит нам в целях обучения любви. Любовь супружеская легка, ибо она поддерживается сильным непрестанным стремлением одной плоти к другой, она укрепляется неразрывной телесной связью» (Лука Крымский, святитель. «И будут двое одна плоть» // Лука Крымский, святитель. Евангельское злато. М., 2007.).

Православная Церковь не только всегда признавала и благословляла брак, но также осуждала как еретиков тех, кто отрицал брак и гнушался им. «Апостол Павел, лично для себя избравший девство и призывавший подражать ему в этом (см.: 1 Кор. 7: 8), тем не менее осуждает “лицемерие лжесловесников, сожженных в совести своей, запрещающих вступать в брак” (1 Тим. 4: 2–3). 51-е Апостольское правило гласит: “Если кто… удаляется от брака… не ради подвига воздержания, но по причине гнушения, забыв… что Бог, созидая человека, мужа и жену сотворил их, и таким образом, хуля, клевещет на создание, – или да исправится, или да будет извержен из священного чина и отвержен от Церкви”. Его развивают 1-е, 9-е и 10-е правила Гангрского Собора: “Если кто порицает брак и гнушается женою верною и благочестивою, с мужем своим совокупляющеюся, или порицает оную как не могущую войти в Царствие [Божие], да будет под клятвою. Если кто девствует или воздерживается, удаляясь от брака, как гнушающийся им, а не ради самой красоты и святыни девства, да будет под клятвою. Если кто из девствующих ради Господа будет превозноситься над сочетавшимися браком, да будет под клятвою”» (Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Х, 1.).

Монашество

Церковь издревле почитает идеал девства ради Бога, воплощенный в монашеском пути. Безусловно, монашеский путь является более славным и достохвальным, чем брачный, однако это не служит поводом для уничижения брака. Церковное отношение к этому выразил святитель Амфилохий Иконийский: «Мы не вносим вражды между девством и браком; напротив, уважаем то и другое как взаимно полезное. Славно девство, но девство истинное, потому что и в девстве есть различия: одни девы задремали и уснули, а другие бодрствовали (см.: Мф. 25: 1–13). Достоин похвалы и брак, но брак верный и честный, поскольку многие сохранили, а многие и не сохранили чистоты его» (Григорий Дьяченко, священник. Уроки и примеры христианской веры. СПб., 1900. С. 608.

О причинах того, что монахи в числе трех главных обетов дают обет целомудрия, тем самым отказываясь от вступления в брак, пишет святитель Григорий Нисский: «Вступившим в брачную жизнь неудобно с душевным спокойствием посвящать себя жизни Божественной. А тем, которые совершенно удалились от этой бурной жизни и всякого развлечения, очень легко предаваться высочайшим упражнениям» (Творения иже во святых отца нашего Григория Нисского. Т. 7. М., 1865. С. 284.).

Более подробно это объясняет святитель Феофан Затворник: «Монах тот, у кого так устроено внутреннее, что только есть Бог да он, исчезающий в Боге. А так как этому настроению много мешает семейная и гражданская жизнь, то ищущие его удаляются от общества, разрывают или даже совсем не вступают в семейные связи. На это есть указание у Самого Спасителя, именно о безбрачии и совершенном нестяжании» (Феофан Затворник, святитель. Монашество // Феофан Затворник, святитель. Созерцание и размышление.).

Итак, отказ от семейной жизни у настоящего монаха продиктован не презрением к браку, а стремлением к цели, которую достигнуть для него много удобнее без брака.

Отношения в браке

Должный порядок отношений между мужем и женой описывается в Священном Писании, в частности у апостола Павла: «Муж, оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена мужу. Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена» (1 Кор. 7: 3–4); «Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви… Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем. Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее… Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену, любит самого себя… Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви. Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа»(Еф. 5: 22–25, 28, 32–33).

Достойно внимания то, как толкует эти слова святитель Лука Крымский: «Как возвеличивает апостол Павел брачный союз! Может ли быть более высокое уподобление брака, чем уподобление его союзу Христа и Церкви? Это вознесение на недосягаемую высоту святости брачных уз между мужчиной и женщиной… Тела мужчины и женщины взаимно дополняют друг друга, и через это происходит зарождение нового человека в мир. Но не плотская любовь должна быть целью брака. В нем мы должны научиться высшей любви: свою жену нужно любить не за плоть, а за ее чистую душу и доброе сердце. У жены есть то, чего нет у мужа; она духовно дополняет его, и наоборот. Потому в отношениях между супругами с огромной силой должны проявляться те особенности духа, ума и сердца, которые свойственны только мужчине и только женщине. Грубость мужского сердца восполняется нежностью и чистотой сердца жены, ибо сердце женщины гораздо тоньше, способнее к духовной любви. А жена… при общении с мужем должна восполнить свой недостаток силы, глубины ума его знаниями, его крепкой волей. Мужчина и женщина должны стать в браке одним телом и одной душой. Из их союза должно родиться нечто высшее, соединив все доброе и великое, что есть в каждом из них. Это ли не обогащение?! Это ли не благодать Божия?! Не в этом ли вся тайна брака, глубочайшее значение брачного союза?» (Лука Крымский, святитель. «И будут двое одна плоть».)

О необходимости беречь в браке взаимную любовь говорит и святитель Феофан Затворник: «Берегите с женою взаимно свою любовь. В этом источник счастливой семейной жизни. Но надо блюсти его, чтобы не засорился» (Феофан Затворник, святитель. Письма. I, 147.).

О разделении обязанностей между мужем и женой свидетельствовал святитель Иоанн Златоуст: «Муж должен думать о том, чтобы делами и словами насаждать в доме благочестие; и жена пусть наблюдает за домом, но кроме этого занятия она должна иметь другую, более настоятельную заботу о том, чтобы вся семья трудилась для Царства Небесного» (Творения иже во святых отца нашего Иоанна Златоуста. Т. 7. СПб., 1901. С. 782.).

Однако уже давно, с прошлого века, в обществе все более устанавливается иная модель внутрисемейных отношений, чем указана у апостола. Подробнее об этом говорит святитель Лука Крымский: «“Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены” (Еф. 5: 22–23). Это значит, что жена должна быть в любовном, тихом, свободном подчинении мужу. Когда мы говорим о подчинении, тотчас люди гордые, и в особенности гордые женщины, воспламеняются негодованием. Они не хотят слышать даже о повиновении в любви, требуют полного равенства между мужем и женой… [Но] у женщины, соответственно глубочайшим особенностям ее телесной организаций, есть великое назначение, которого нету мужчины, – деторождение и, следовательно, воспитание детей. Ибо нельзя родить дитя и бросить его; на родителях и, прежде всего, на матери лежит святейшая обязанность – вырастить ребенка и дать ему воспитание. Все великое, вечное, святое всегда должно ставиться во главу угла. Поэтому необходимо, чтобы в жизни женщины эта важнейшая задача занимала первое место… К сожалению, в результате установления полного равенства женщин с мужчинами во всех областях физического и умственного труда, воспитание детей в семье находится в плачевном состоянии… Кто же воспитывает детей в таких семьях, где и отец, и мать занимают важные общественные должности, с утра до ночи на работе и не имеют ни времени, ни сил, ни возможности заниматься детьми? В огромном большинстве случаев – никто… А такая семья, в которойнекому заниматься воспитанием детей, не составляет единого неразрывного духовного целого, отчего не может быть благополучия ни в обществе, ни в государстве. Неблагополучно в семье, если женщина берет на себя роль мужчины, отказываясь от тех святых семейных обязанностей, к которым предназначил ее Сам Бог» (ука Крымский, святитель. «И будут двое одна плоть».).

Развод

Святитель Иоанн Златоуст пишет: «Разводиться дело противное как природе, так и Божественному закону. Природе – поскольку рассекается одна плоть, закону – поскольку вы покушаетесь разделить то, что Бог соединил и не велел разделять» (Творения иже во святых отца нашего Иоанна Златоуста. Т. 7. С. 635.). Он же советует терпеть и стараться исправить недостатки супруга, вместо того чтобы спешить разрушать брак: «Как во время болезни мы не отсекаем больного члена, а исцеляем его, так будем поступать и с женой. Если есть в ней какой-нибудь порок, то не жену отвергай, но истребляй порок» (Творения иже во святых отца нашего Иоанна Златоуста. Т. 3. СПб., 1897. С. 227.).

Сходный совет дает и святитель Филарет Московский: «Не может ли нужда извинить отступление от брачного закона, например когда от несчастного супружества ищут другого супружества? – Никак. Что может быть несчастнее мужа, у которого жена безумна до такой степени, что ее нужно держать на цепи? Но правило церковное говорит, что и в сем случае он не должен оставлять ее и искать другой. Кого несчастное супружество постигло по неисповедимой судьбе Божией, тот должен терпеть оное как испытание от Бога, а кого – вследствие нерассудительного выбора, тот должен терпеть оное как наказание за свою безрассудность» (Собрание мнений и отзывов Филарета, митрополита Московского. Т. 5. Ч. 1. С. 71.).

Из этих слов видно, что «Церковь настаивает на пожизненной верности супругов и нерасторжимости православного брака, основываясь на словах Господа Иисуса Христа: “Что Бог сочетал, того человек да не разлучает… Кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует” (Мф. 19: 6, 9). Развод осуждается Церковью как грех, ибо он приносит тяжкие душевные страдания и супругам (по меньшей мере, одному из них), и особенно детям. Крайне беспокоит современное положение, при котором расторгается весьма значительная часть браков, особенно среди молодежи…

Единственным допустимым основанием развода Господь назвал прелюбодеяние, которое оскверняет святость брака и разрушает связь супружеской верности. В случаях разнообразных конфликтов между супругами Церковь видит свою пастырскую задачу в том, чтобы всеми присущими ей средствами (научение, молитва, участие в таинствах) оберегать целостность брака и предотвращать развод…

В 1918 году Поместный Собор Российской Православной Церкви в “Определении о поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью” признал в качестве таковых, кроме прелюбодеяния и вступления одной из сторон в новый брак, также отпадение супруга или супруги от Православия, противоестественные пороки, неспособность к брачному сожитию, наступившую до брака или явившуюся следствием намеренного самокалечения, заболевание проказой или сифилисом, длительное безвестное отсутствие, осуждение к наказанию, соединенному с лишением всех прав состояния, посягательство на жизнь или здоровье супруги либо детей, снохачество, сводничество, извлечение выгод из непотребств супруга, неизлечимую тяжкую душевную болезнь и злонамеренное оставление одного супруга другим. В настоящее время этот перечень оснований к расторжению брака дополняется такими причинами, как заболевание СПИДом, медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания, совершение женой аборта при несогласии мужа» (Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Х, 3.).

Если распад брака является свершившимся фактом, а восстановление семьи не признается возможным, по снисхождению также допускается церковный развод, который по сути является не отменой таинства брака со стороны Церкви, а лишь констатацией того факта, что этого брака больше не существует, он разрушен одним или обоими бывшими супругами.

Метки:

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.