google-site-verification: google21d08411ff346180.html Александр Сергеевич Пушкин, находясь на карантине по поводу холеры в Болдино, обращается к нам сегодняшним | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Александр Сергеевич Пушкин, находясь на карантине по поводу холеры в Болдино, обращается к нам сегодняшним

Март 26th 2020 -

(В основное коллажа — картина А. Лактионова «Вновь я посетил…» из собрания Донецкого художественного музея)

(В основное коллажа — картина А. Лактионова «Вновь я посетил…» из собрания Донецкого художественного музея)

«Всякий карантин может обернуться Болдинской осенью», — говорят в России.

Позвольте, жители страны,
В часы душевного мученья
Поздравить вас из заточенья
С великим праздником весны!

Всё утрясётся, всё пройдёт,
Уйдут печали и тревоги,
Вновь станут гладкими дороги
И сад, как прежде, зацветёт.

На помощь разум призовём,
Сметём болезнь мы силой знаний
И дни тяжёлых испытаний
Одной семьёй переживём.

Мы станем чище и мудрей,
Не сдавшись мраку и испугу,
Воспрянем духом и друг другу
Мы станем ближе и добрей.

И пусть за праздничным столом
Мы вновь порадуемся жизни,
Пусть в этот день пошлёт Всевышний
Кусочек счастья в каждый дом!

А.С. Пушкин 1827 г.

Пушкин за это время написал 18 писем. Во всяком случае, до нас дошло 18 писем разным корреспондентам — в первую очередь, разумеется, невесте m-lle Гончаровой, 18-летней Наташе.

Но также друзьям и коллегам, в которых он придерживался слога, прямо сказать, неформального. И в нашем распоряжении теперь оказалось что-то вроде «инстаграма», по которому мы можем восстановить: чем именно занимался Пушкин в свою Болдинскую осень?
«Следовать за мыслями великого человека есть наука самая занимательная», — писал сам же Пушкин. Сидя в карантине, предадимся же и мы этой науке: по одному письму в день — как раз на 18 дней.

Трудно, конечно, рассчитывать, что для кого-то из нас «дистанционная работа», на которую переводятся все учреждения, и отмена всех массовых мероприятий обернутся своими «Метелью» или «Пиром во время чумы». Но отчего же не помечтать.

Письмо 1

Н. Н. ГОНЧАРОВОЙ
9 сентября 1830 г. Из Болдина в Москву
(перевод с французского)

Моя дорогая, моя милая Наталья Николаевна, я у ваших ног, чтобы поблагодарить вас и просить прощения за причиненное вам беспокойство.
Ваше письмо прелестно, оно вполне меня успокоило. Мое пребывание здесь может затянуться вследствие одного совершенно непредвиденного обстоятельства. Я думал, что земля, которую отец дал мне, составляет отдельное имение, но, оказывается, это — часть деревни из 500 душ, и нужно будет произвести раздел. Я постараюсь это устроить возможно скорее. Еще более опасаюсь я карантинов, которые начинают здесь устанавливать. У нас в окрестностях — Choléra morbus (очень миленькая особа). И она может задержать меня еще дней на двадцать! Вот сколько для меня причин торопиться! Почтительный поклон Наталье Ивановне, очень покорно и очень нежно целую ей ручки. Сейчас же напишу Афанасию Николаевичу.

Он, с вашего позволения, может вывести из терпения. Очень поблагодарите м-ль Катрин и Александрин за их любезную память; еще раз простите меня и верьте, что я счастлив, только будучи с вами вместе.

9 сентября. Болдино.

Через год в заметке «О холере» Пушкин описал это очень живо:

На дороге встретил я Макарьевскую ярманку, прогнанную холерой. Бедная ярманка! она бежала, как пойманная воровка, разбросав половину своих товаров, не успев пересчитать свои барыши!

Воротиться казалось мне малодушием; я поехал далее, как, может быть, случалось вам ехать на поединок: с досадой и большой неохотой.

Премия «Просветитель»

Оставьте комментарий!