google-site-verification: google21d08411ff346180.html Поминая Сталина. Автор о. Евстафий | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Поминая Сталина. Автор о. Евстафий

Апрель 27th 2010 -

Иеромонах Евстафий (Жаков) — настоятель храма

святых первоверховных апостолов Петра и Павла

в Знаменке. По образованию врач. Кандидат

философских наук.

С 1987 года — служитель Православной Церкви

— Отец Евстафий, я случайно узнал, что Вы в дни памяти Сталина служите о нём панихиды и поминаете его всегда в дни, связанные с Победой над фашистской Германией. В то же время, сейчас Сталина принято считать злодеем и тираном. Почему Вы придерживаетесь противоположной точки зрения?

— Прежде всего, я хочу сказать, что это чувство, что Сталин — отец народов, что это отчасти и мой высокий отец — это чувство не покидало меня всю жизнь. Когда хоронили Сталина (я жил в Иванове) — этот сумрачный день, эти слёзы на глазах у людей — они были непритворны, это были искренние слёзы. Я помню это всю мою жизнь.

У меня было два отца (кроме Отца Небесного): один отец — это мой отец по плоти, а другой отец — это отец народов, который был строг, который судил, который, может быть, ошибался, но который всё равно, тем не менее, имеет для меня высокое имя моего отца как отца моей страны. Именно поэтому любые нападки на Сталина и смешны, и отвратительны. Я не хочу слушать этих пуделей демократии, которые лают на мёртвого льва, я слушаю моё сердце, мою душу. Я поминаю Иосифа Виссарионовича Сталина на всех службах, где это уместно, особенно в те дни, когда он умирал, в день его рождения, в те дни, когда он праздновал общую Победу нашего народа.

— Основным аргументом наших демократов против Сталина является то, что якобы при нём были массовые репрессии, были убиты и замучены в лагерях миллионы людей.

— Наши демократы отвратительны для меня, это люди, которые, живя за счёт Сталина, сегодня отваживаются, смеют его оплёвывать. Конечно, для Сталина это — ничто, потому что Сталин слишком велик. Да и история нашей страны так сложна, что здесь не куриные мозги этих клеветников, а нужно провидческое видение Достоевского или иных прозорливцев, чтобы оценить всё то, что представляет наша история.

По большому счёту ведь история нашей страны — это история тех, кто борется с русским народом, история тех, кто является русофобами, и история тех, кто всё-таки противодействует русофобии, кто всё-таки, в конечном счёте, в трудной борьбе защищает нашу страну, нашу землю, наш народ. И Сталин был человек, который противопоставил, порой даже предельно жестоким образом — свою жёсткость этой всемирной русофобии, которая и сегодня направлена на то, чтобы уничтожить русский народ и завладеть его территорией. Величие Сталина в том, что он не поддался русофобам, что он гениально разгромил «верных ленинцев»-русофобов.

— В связи с этим как Вы оцениваете роль Октябрьской революции и большевиков, а также их руководства в отношении к нашей стране?

— Сейчас иногда говорят о жидомасонах — я не знаю, насколько этот термин корректен, но факт, что отвратительный для меня Ленин действительно привёз в нашу страну группу людей, которые в конечном счёте осуществляли геноцид русского народа. Эти люди окопались в Кремле, эти люди ненавидели и уничтожали Православие, эти люди привезли в нашу страну страх, ужас и голод, эти люди настолько были сильны, что бороться с ними надо было очень осторожно. Так, чтобы они не распознали хитрость тех, кто борется с ними. И Сталин — это человек, который в течение многих лет и десятилетий постепенно выкорчёвывал из русской почвы этих инородцев, бухаринцев, зиновьевцев, троцкистов. Ему было нелегко, но в течение десятилетий он справился с тем, чтобы окончательно вывезти на свалку истории оккупировавших страну «верных ленинцев».

— Но были ли события 1917 года случайным эпизодом, который получился по трагическому стечению обстоятельств, или же у них была какая-то объективная предпосылка?

— Главная предпосылка — это слабость и недостаточная святость Русской Православной Церкви. Эта слабость произошла от необдуманных реформ Петра I. Русская Православная Церковь потеряла должное значение в XVIII и XIX и отчасти в XX веке. Вместо того, чтобы воспитывать народ в духе Православия, Русская Православная Церковь постепенно в своём движении оказалась несостоятельной в борьбе с Лениным. Иначе почему же вышло так, что народ, в значительной своей части, убивал священников, убивал митрополитов? Это была месть русского народа тем пастырям, которые оказались неспособными совершить свой пастырский подвиг. Да, был преподобный Серафим Саровский, были другие подвижники. Но были и те, которые в конечном счёте оказались неспособными воспитать русский народ в истинном духе Православия. Поэтому трагедия Николая II, трагедия приезда Ленина в опломбированном вагоне — это трагедия, прежде всего, несостоявшегося Православия.

— А какова здесь роль последнего русского императора Николая II?

— Вряд ли имеет смысл говорить отдельно об императоре Николае II. Надо говорить о триаде: Николай II — Ленин — Сталин. Сталин — это был своеобразный синтез, если говорить гегелевскими терминами, это было то великолепное окончание вот этого самого пути от слабого Николая II, который обречён быть слабым по произволению Божьему, этого как бы сильного Ленина, который обречён быть сильным потому, что Господь попустил его силу, и наконец Сталина, который вобрал в себя и Православие Николая II, и власть императора, и оказался тем человеком, который вывел нашу страну на тот путь, идя по которому, мы наконец можем вновь, как мне кажется, стать истинной православной монархией.

— То есть, Вы разделяете свойства Николая II как личности, его личные качества, и как правителя страны?

— Святость Николая II в том, что он оказался слабым там, где надо быть слабым, где Господь попустил его слабость. Он оказался сильным там, где Господь попустил его силу. В конечном счёте, это была жертва, принесённая Николаем II за все те беззакония, которые совершались в синодальный период Русской Православной Церкви в России. Кровь Николая II и всей его семьи оказалась тем краеугольным камнем, на котором сегодня мы, как уже выяснилось, можем строить новую, и в конечном счёте, очень старую, ту, исконную, Православную Россию.

— Если брать партию большевиков, которая пришла к власти в 1917 году, то сейчас многие историки и исследователи, как, например, декан исторического факультета нашего университета Фроянов, считают, что там было два течения, одно из которых стремилось к тому, чтобы использовать Россию в качестве охапки хвороста для мировой революции, а другое стремилось использовать революцию для России.

— Россия — это всё-таки та территория, на которой обитает богоизбранный народ. Я глубоко уверен, что несчастья России — это своеобразные уроки, которые даёт Бог богоизбранному народу на пути его шествия. Раньше был, как известно, другой богоизбранный народ — еврейский. Но богоизбранность не является вечным ярлыком, а меняется от века к веку, от тысячелетия к тысячелетию. Я глубоко уверен, что уважаемый мною еврейский народ потерял свою богоизбранность с того времени, когда они распяли Бога нашего Господа Иисуса Христа. И вот сегодня я вижу другой богоизбранный народ — это наш. Я имею честь принадлежать, и Вы тоже имеете честь принадлежать к этому народу. И поэтому такие сравнения, как «охапка хвороста», «поджигание» и прочее — они не совсем корректны. Речь идёт о том, что по очень сложному, ухабистому пути идёт богоизбранный русский народ к цели, известной лишь Ему, Богу и Господу нашему Иисусу Христу, а всё остальное — это, попросту говоря, подробности, о которых мы можем говорить, а можем и не говорить.

— Некоторые публицисты обвиняют Сталина в антисемитизме...

— В еврейском народе, как и в любом другом, есть выродки. Поэтому надо отличать великий еврейский народ, народ, который дал нам великих пророков, от тех выродков, которых привёз с собой Ленин. Поэтому не стоит говорить об антисемитизме Сталина. Надо говорить о том, что Сталин — это человек, который не дал состояться заговору всемирного масонства, всемирного жидовства, заговору выродков еврейского народа, которые приехали в эту огромную страну и подумали, что они могут здесь делать всё что угодно. Год за годом, голова за головой слетала с плеч этих отвратительных людей. И здесь я не могу не вспомнить Андрея Януарьевича Вышинского, великого прокурора, который должным образом оценивал деятельность этих людей, называя их бешеными собаками. Это и были бешеные собаки. И они, тем не менее, благодаря гению Сталина, были все поочередно или группами уничтожены, и таким образом, хотя бы на этот период, Россия была спасена от последствий их заговора.

— Когда мы читаем сегодня стенограмму, например, бухаринского процесса, то видим те формулировки, которые можно было бы вполне применить к некоторым современным деятелям России, а именно: развал Союза, восстановление капиталистического строя, капитуляция перед Западом... Но были ли они все действительно виновны в тех преступлениях, в которых их обвиняли? Не было ли всё-таки невинных среди пострадавших?

— Несомненно, среди расстрелянных священников, среди сидящих в лагерях было немало невинно пострадавших. Но вообще невинность этих людей должна отчасти оцениваться условно. Потому что всё-таки никто не снимал те формулировки Ветхого завета, в которых сказано, что аж до третьего и четвёртого поколения должны страдать потомки за гнусные деяния предков своих. И те, кто пострадали за гнусные деяния предков своих — эти люди, вероятно, приняты с особым уважением Господом, их душам оказан особый приём в Царстве Небесном. Потому что миг жизни земной — это лишь миг, а жизнь вечная и жизнь в Царстве Небесном — это целая вечность. Поэтому если миг здесь оказался мигом людей, пострадавших невинно, то вечность в Царстве Небесном для них будет уже истинной вечностью. Страна, населённая богоизбранным народом, должна не забывать о том, что на крови жертвенников стоит православный мир. Если кто-то получил из невинно расстрелянных, из священников, митрополитов, архиепископов и многих других — если кто-то из них получил венец мученичества, то это и есть те дрожжи, на которых может взойти тесто нашего развития. И это тоже заслуга Сталина.

Но среди невинных были и те, которые лишь казались невинными. Господь знает преступления этих людей. Господь знает беззакония, которые тайно совершили они. И то, что кажется сегодня невинностью, завтра, быть может, будет классифицировано как ужасная виновность перед народом, перед Богом. И перед Сталиным тоже.

— Как известно, в начале своей жизни Сталин (тогда ещё Иосиф Джугашвили) обучался в православной семинарии. Потом он стал профессиональным революционером, состоял в руководстве партии большевиков. Во время его правления в 30-е годы был разрушен Храм Христа Спасителя и другие православные храмы, подвергалось репрессиям духовенство. Но тем не менее, позднее он, наоборот, предпринял шаги по восстановлению роли Православной Церкви в нашей стране. Вот как Вы оцениваете отношение Сталина к Православию в течение его жизни, менялось ли оно со временем?

— Народ, который в значительной части своей равнодушно относился к низверганию своих святынь, народ, который равнодушно в значительной части своей отнёсся к осквернению мощей — этот народ должен быть наказан. И это наказание, в принципе, не ужасное. Это наказание, которое ведёт народ к лучшему. Это учительство, поскольку Бог является педагогом. И вот именно таким педагогическим, я уверен, приёмом, является то, что в нашей стране произошло с Православной Церковью в 20-е и 30-е годы. И это было частью деятельности Сталина. Но Сталин обязан был делать то, что он делал. Он обязан был это делать по попущению Божию. Он обязан был делать именно потому, что он был порядочный человек, который вынужден быть в «ленинской гвардии» и не мог быстро изменить своим обещаниям. И поэтому его действия в эти годы — это действия человека, которые попущены Самим Господом, это действия человека, который не сразу смог отказаться от своих обязанностей и обязательств, связанных с тем, что он сотрудничал с Лениным. Потом постепенно, в течение последующих лет, Сталин, опять-таки по попущению Божию, понял, что это время прошло. Наступило другое время, время, когда Русская Православная Церковь должна быть поддержана им, когда новые руководители Русской Православной Церкви должны быть приняты им, и этот приём, и эти последующие обещания известным митрополитам, прибывшим к нему в Кремль, обещания в том, что наступило для Церкви Православной иное время — они были выполнены буквально «большевистскими темпами». В несколько дней было изменено всё. Был созван собор архиереев, выбравших, наконец, Патриарха, и затянувшийся период, когда Патриарха в Русской Православной Церкви не было, чудесным образом закончился. Закончился благодаря тому, что Сталин чутко реагировал на те мистические импульсы, которые были даны ему в годы войны.

— Но не было ли это просто ходом государственного руководителя? Или же Сталин искренне в то время вернулся в Православие?

— Я знал людей (к сожалению, не уполномочен назвать их имена), разговаривавших с митрополитами, бывшими на приёме у Сталина в Кремле в 1943 году. Митрополиты, рассказывая об этом приёме, сообщали, что Сталин был человеком, который вёл себя как иподьякон. Он, знающий и не забывший церковный устав, должным образом общался с владыками митрополитами, и те были поражены, как прост, как обаятелен, и как, в сущности, православен этот человек. Его православие не было притворным, потому что другие люди, разговаривавшие с патриархом Алексием I, говорили о том, что Сталин причащался, Сталин молился, и в последние годы его жизни Сталин был, пожалуй, единственным среди кремлёвских руководителей, который искренне верил в Бога и просил Господа простить его грехи.

— Как же тогда оценить роль Хрущёва, который, как известно, после смерти Сталина не только подверг его всяческому поношению под предлогом разоблачения «культа личности», но также и организовал вторую волну гонений на Православную Церковь?

— Хрущёв — это шут, который при жизни Сталина плясал и угодничал ему, а после смерти решил свести счёты с трупом Сталина. И сводя счёты с трупом Сталина, он не знал, что его руками водит, собственно говоря, воля Божья. Потому что нет худшего наказания для православного человека, чем лежать в Мавзолее. Сводя счёты с трупом Сталина, пигмей Хрущёв руками своими совершил дело Божье, он помог Сталину после своей смерти обрести достойный покой. Именно поэтому по водительству Божию и с подачи Хрущёва тело Иосифа Виссарионовича Сталина было вынесено из Мавзолея. Страшное наказание, которому до сих пор подвергается Ленин — это страшное наказание, к счастью, обошло Иосифа Виссарионовича. Он был всё-таки похоронен в земле, как это должно быть для православного человека. И это наказание, которое до сих пор имеет педагогический смысл: пусть человек, который привёл в Россию такие демонические силы — пусть он лежит в Мавзолее, и пусть тот, кто туда придёт — видит этот урок Божий.

— Современные публицисты любят говорить, что те успехи, которых достигла наша страна в период правления Сталина — та же победа в войне, отстроенная промышленность и всё прочее — это всё якобы было достигнуто вопреки ему, а не благодаря.

— Демократы просто ненавидят тех, кто заботится об Отечестве, тех, кто побеждает в войнах, тех, кто способствует сохранению нашей территории. Для них как воздух необходимо предательство интересов русского народа. Поэтому когда они говорят о Сталине так, то они ещё больше, ещё очевиднее выдают свои планы и, наверно, не нужно опровергать их, потому что сама истина, сама история доказывает величие тех дел, которые сегодня очевидны ещё больше, чем вчера.

— Как можно заметить, особой ненависти и поношению у этих людей подвергается не только Иосиф Виссарионович Сталин, но и другие правители России, которые стремились к её величию и решительно боролись с её внешними и внутренними врагами. Например, Иван Васильевич Грозный.

— Современные пацифисты и всевозможные враги смертной казни не хотят сказать нам, что наши лучшие руководители, в том числе среди них можно назвать и Ивана Грозного, считали, что они обязаны взять на себя грех убийства, и это грех убийства врага. Потому что душу свою надо положить за други своя, и когда мы убиваем врага — мы, конечно, убиваем, и это, конечно, грех, но ещё больший грех — сделать так, что враг неубитый убьёт твоих ближних. Поэтому Иван Грозный, известный своей грозностью — это был тот, который клал душу свою за други своя. Его страшные, лютые казни, мучившие всю жизнь его самого, казни, которые послужили для него, может быть, причиной его преждевременной смерти — это, собственно говоря, испытание, прежде всего, для него, поскольку любая казнь для Ивана Грозного — это было его собственное испытание, это была его собственная боль. И успокоение и прощение в его деятельности он находил у Господа, поскольку это был один из самых боговерующих русских руководителей. С этой точки зрения, я знаю, что Сталин, вспоминая об Иване Грозном, считал его своим учителем, тем, кто страшно страдал о своих деяниях, молился о прощении, и всё-таки клал душу свою за други своя, за ближних, за весь народ. С точки зрения пацифистов-демократов все наши полководцы и вожди, Александр Невский, Дмитрий Донской — это ведь, в сущности, убийцы, поскольку они убивали врагов. Но Господь их прославил как защитников Отечества.

— То есть, те «гуманисты», которые заявляют о необходимости обязательной отмены смертной казни, на самом деле являются лицемерами, которые тем самым способствуют гораздо большему злу в виде разгула преступности?

— Смертную казнь надо вводить немедленно. Если не ввести смертную казнь в отношении одного наркоторговца, то это значит, что послезавтра этот наркоторговец убьёт своим товаром сотни или тысячи людей. Поэтому надо взять на себя этот грех убийства, с тем, чтобы не взять на себя грех потакания многократным убийствам тех людей, которые были убиты благодаря тому, что не было произнесено достойного приговора над тем, кто действительно заслужил смерти своей. Более того, я хочу сказать, что людям вроде наркоторговцев и серийных убийц-маньяков надо дать возможность, чтобы они быстрее прекратили свой греховный путь на земле, чтобы они убили как можно меньше людей, чтобы они своим зельем поставили в наркотическую зависимость как можно меньше людей. Это помощь им, их душе. Ведь если этих преступников убить сегодня — это значит, что они завтра не совершат то, что они совершили бы, если их оставить в живых. Поэтому я считаю, смертную казнь актом высокого гуманизма.

Если вопросы Ваши исчерпаны, я хочу сказать, что всё высказанное здесь — моё личное мнение, и прошу не судить меня строго.

Интервью брал И. Пыхалов

Опубликовано: Новый Петербург. 28 июня 2001. №26 (493); Спецназ России. Апрель 2003. №4 (79).

Комментариев к записи: 1 “Поминая Сталина. Автор о. Евстафий”


  1. Елена сказал:

    +++++ Думаю, что кроме о. Евстафия и «пуделей демократии, которые лают на мёртвого льва», есть и другие люди, имеющие отличные точки зрения. Показалось, что о. Евстафий потому и нападает на этих «пуделей», что сам придерживается крайне противоположной позиции. И страстно защищает свою точку зрения... Перед кем он хочет оправдать Сталина? То что, выражаясь современным языком, о. Евстафий сталинист, — это видно невооруженным взглядом. Никакого объективного подхода к персоне Сталина у него и близко нет, как, впрочем, нет такого подхода и у антисталинистов. Он говорит об искренних слезах народа, узнавшего о смерти вождя... Что ж, евреи тоже искренне желали распятия Христа... Человек может искренне заблуждаться.