google-site-verification: google21d08411ff346180.html «Послание на Угру» архиепископа Вассиана Ростовского | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

«Послание на Угру» архиепископа Вассиана Ростовского

Март 26th 2014 -

А это, как мы слышим, безбожное племя агарян приблизилось к земле нашей, к вотчине твоей. Уже многие соседние с нами земли захватили они и движутся на нас. Выходи же скорее навстречу, призвав Бога на помощь и Пречистую Богородицу, нам, христианам, помощницу и заступницу, и всех святых Его. Последуй примеру прежде бывших прародителей твоих, великих князей, которые не только обороняли Русскую землю от поганых, но и иные страны подчиняли; я имею в виду Игоря, и Святослава, и Владимира, которые с греческих царей дань брали, а также Владимира Мономаха14, — как и сколько раз бился он с окаянными половцами за Русскую землю, и иных многих, о которых ты лучше нас знаешь.

А достойный похвал великий князь Дмитрий15, прадед твой, какое мужество и храбрость показал за Доном над теми же окаянными сыроядцами — сам он впереди бился и не пощадил жизни своей ради избавления христиан. И видел милосердный человеколюбивый Бог твердое его намерение, что хочет он не только до крови, но и до смерти страдать за веру и за Святые Церкви, за врученное ему Богом словесное стадо Христовых овец, как истинный пастырь, уподобиться древним мученикам. Ибо святые мученики ради любви Божией на страдания и раны как на пир шли. Так и этот боголюбивый и крепкий смерть за приобретение считал. Он не усомнился, не убоялся татарского множества, не обратился вспять, не сказал в сердце своем: "У меня жена, и дети, и богатство многое; если и возьмут мою землю, поселюсь где-нибудь в другом месте"16. Но без сомнения устремился он на подвиг, и вперед выехал, лицом к лицу встретил окаянного разумного волка Мамая17, чтобы вырвать из его пасти словесное стадо Христовых овец. Поэтому, за его отвагу, всемилостивый Бог не замедлил, не задержался, не вспомнил его прежних грехов, но быстро послал ему Свою помощь — ангелов и святых мучеников, помогать ему против его врагов. Поэтому он, пошедший на подвиг Господа ради, и доныне похваляем и славим не только людьми, но и Богом. Ангелов он удивил и людей возвеселил своим мужеством, а те, что подвизались вместе с ним до смерти, от Бога получили оставление грехов и мученическими венцами почтены были, также как и древние мученики, которые за веру пострадали от мучителей, за исповедание веры Христовой умерли. А эти также, в последние времена, за веру и за церкви Божии умерли и равно с теми венцы приняли. Те же, которые тогда были ранены врагами и после победы остались живы, — те кровью своей омыли прежние грехи и как победители великие врагов явились и были достойны великой хвалы и чести не только от людей, но и от Бога.

Так и теперь, если последуешь примеру прародителя твоего, великого и достойного похвал Димитрия, и постараешься избавить стадо Христово от мысленного волка, то Господь, увидев твое дерзновение, также поможет тебе и покорит врагов твоих под ноги твои. И здрав и невредим победоносцем будешь перед Богом, который сохранит тебя, и покроет Господь главу твою Своею сенью в день брани. Если бы ты, о крепкий и храбрый царь, и твое христолюбивое воинство до крови и смерти пострадали за православную веру христианскую и за Божии церкви, как истинные во всем чада Церкви, в которой породились духовно банею нетления, святым крещением, как мученики своею кровью, — блаженны и преблаженны будут в вечном наследии, получив это крещение, и после него не смогут согрешить, но получат от Вседержителя Бога венцы нетленные и радость неизреченную, какой око не видело, и ухо не слышало, и на сердце человеку не входило. Как первые мученики и исповедники, так и эти последние будут18, ибо сказал Господь: «Первые — последние, и последние — первые».

Если же ты будешь спорить и говорить: "У нас запрет от прародителей — не поднимать руку против царя, как же я могу нарушить клятву и против царя стать?«19 — послушай же, боголюбивый царь, — если клятва бывает вынужденной, прощать и разрешать от таких клятв нам повелено, и мы прощаем, и разрешаем, и благословляем — как святейший митрополит, так и мы и весь боголюбивый собор: не как на царя пойдешь, но как на разбойника, хищника и богоборца. Уж лучше тебе солгать и приобрести жизнь вечную, чем остаться верным клятве и погибнуть, то есть пустить их в землю нашу на разрушение и истребление всему христианству, на святых церквей запустение и осквернение. Не следует уподобляться окаянному тому Ироду, который не хотел клятвы нарушить и погиб. А это что — какой-то пророк пророчествовал, или апостол какой-то, или святитель научил этому богомерзкому и скверному самозванному царю повиноваться тебе, великому страны Русской христианскому царю!

И не только ради наших прегрешений и проступков перед Богом, но особенно за отчаяние и маловерие попустил Бог на твоих прародителей и на всю нашу землю окаянного Батыя, который пришел по-разбойничьи и захватил всю землю нашу, и поработил, и воцарился над нами, хотя он и не царь и не из царского рода20. Мы ведь тогда прогневили Бога, и он прогневался на нас и наказал нас, как чадолюбивый отец, по словам апостола: „Кого любит Господь, того он наказывает; бьет всякого сына, которого принимает“. И так вот — тогда, и теперь, и вовеки тот же Бог, который потопил фараона, и избавил израильтян, и преславное совершил. Покайся, государь, от всего сердца и прибегни под крепкую руку Его, и обещай всем умом и всей душою своею отказаться от того, что было прежде, когда случалось тебе, как человеку, согрешать. Человеку свойственно согрешать, то есть падать, и через покаяние восставать, а ангелам свойственно не падать, а бесам — не восставать и отчаиваться. „Да сотворишь ты суд праведный посреди земли“. Нужно иметь любовь к ближним, никого не притеснять и быть милостивым к виноватым — да обрящешь Господа милостивым в страшный день.

Не словом кайся, в сердце об ином помышляя, — не приемлет Бог такого покаяния — но только если в словах будет то же, что и в сердце. Как благоразумный разбойник на кресте21 сразу же, лишь за одно только слово спасся, ибо он истинно, всем сердцем познал свое согрешение и к Творцу возопил: „Помяни меня, Господи, когда приидеши во Царствие Твое!“ А милостивый и щедрый Господь не только согрешения ему простил, но и сделал его наследником рая. Такому покаянию подражай, ибо истинное покаяние — отречься от греха. Если мы так покаемся, то так же помилует нас милосердный Господь, и не только освободит и избавит нас, как некогда израильтян от лютого и гордого фараона22, — нас, Нового Израиля, христианских людей23 от этого нового фараона, поганого измаилова сына Ахмета, — но и нам их поработит. Так же некогда согрешали израильтяне перед Богом, и отдал их Бог в рабство иноплеменникам; когда же каялись они, тогда ставил им Бог от племени их правителей и избавлял их от рабства иноплеменников, и были иноплеменники у них в рабстве. Также, когда были израильтяне в рабстве в Египте, избавил их Господь от египетского рабства через Моисея, раба Своего. Потом даровал им Господь Иисуса Навина, который привел их в землю обетованную, захватил двадцать девять царств и вселился туда. А после этого согрешили сыны Израиля перед Господом Богом, и Господь Бог предал их в руки врагов их. И снова покаялись они, и поставил им Господь Бог Иуду из рода их, и он разбил хананеян и ферезеев и захватил царя их Адонивезека24. И повелел Иуда отсечь Адонивезеку руку по запястье и ступню ноги его. Этот же Адонивезек сам сказал: „Семидесяти царям отсек я кисти рук их, и они, покалеченные, собирали крохи под столом моим; как я сделал, так и воздал мне Бог“. И привели его в Иерусалим, и умер он там. Иуда же не усомнился, не сказал, что, мол, не царь я, и не из рода царского, и как мне царю сопротивляться — он на Бога упование и надежду имел и царя царей победил. Поймав его, он повелел его казнить, и взял землю их, и поработил их сынам Израилевым.
И снова, когда согрешали сыны Израиля перед Богом, тогда предавал Он их в руки врагов их, и были они в рабстве у них. А когда каялись, тогда ставил им правителя из их рода — я имею в виду Гофониила, и Аода, и Девору с Вараком, и Гедеона, погубившего тремястами воинов много тысяч мадиамлян, и кончая Самсоном25, который убил ослиной челюстью тысячу человек. И многих других правителей ставил им Бог, и избавлял их от рабства у иноплеменников, и были у них в рабстве иноплеменники.

И ныне этот же Господь, и если покаемся от всей души и отречемся от греха, то поставит нам Господь тебя, государя нашего, как некогда Моисея и Иисуса и иных, освободивших Израиль26. Тебя даст нам Господь как освободителя Нового Израиля, христианских людей, от этого окаянного, возносящегося над нами нового фараона, поганого Ахмата. Но его похвальбу обрушит Господь под ноги твои и пошлет тебе пособников, ангелов своих и святых мучеников, и сметут они их, и те погибнут. И пророки сказали бы: Богом утвержденный царь, соберись с силой, преуспей и царствуй истины ради, и кротости, и правды. И Бог чудесным образом направит твою десницу, престол твой правдой, кротостью и судом истинным создан будет, и жезл силы пошлет тебе Господь от Сиона, и одолеешь ты окруживших тебя врагов. Так говорит Господь: „Я воздвиг тебя, царя правды, призвал тебя правдой, взял тебя за руку правую, укрепил тебя, чтобы покорились тебе народы. Силу царей Я разрушу, и отворю тебе ворота, и города не затворятся. Я пойду перед тобой, сравняю горы, двери медные сокрушу и затворы железные сломаю“. И тогда непоколебимую и безупречную царскую власть даст Господь Бог в руки твои, Богом утвержденный государь, и сыновей сынов твоих в род и род и вовеки27.

Итак, от чистой веры молитвою к Богу день и ночь, в молитвах и мольбах, литиями и соборами святительскими, божественными возношениями нашими необходимое и подобающее поминовение о благочестивой державе вашей и царской вашей победе совершим за литургией, чтобы покорены были враги ваши под ноги ваши, чтобы одолели вы их в сражениях. Да рассыплются поганые страны, рвущиеся в бой, ослепляемые Божией молнией, и пусть они, как псы голодные, языками своими землю лижут, и ангел Господень погоняет их.

Радуемся и веселимся, слыша о доблести и крепости твоей и о победе твоего сына, данной Богом, и о великом мужестве и храбрости твоего брата, — государей наших, ставших против безбожных этих агарян. Но по евангельскому великому слову: „Претерпевший до конца спасется“. Молю же твое царское многоумие и Богом данную тебе премудрость, да не пренебрежешь моим худоумием. Ибо сказано: „Дай наставление мудрому, и он будет еще мудрее, научи правдивого, и он приумножит знание, потому что познание святыни — разум. Таким образом много лет проживешь и прибавится тебе лет жизни“. И с этим всем да будет милость великого Бога Господа нашего Иисуса Христа, молитвами Пречистой Его Матери и всех святых, и великих чудотворцев земли нашей, преосвященных митрополитов русских Петра, Алексия, и Ионы, и Леонтия, епископа ростовского, чудотворцев Исайи и Игнатия, преподобных и богоносных отцов наших Сергия, Варлаама и Кирилла28, и прочих, и нашего смирения благословение на тебе, нашем государе, и на сыне твоем, и на твоем государстве, и на твоей братии, и на всех князьях, и боярах, и воеводах, и на всем вашем христолюбивом воинстве. И мирно и многолетно да будет ваше государство, победно со всеми послушающими вас христолюбивыми людьми, да пребудет во все дни жизни вашей и во веки веков. Аминь. В год 89 (1481)29.
ПРИМЕЧАНИЯ

14. По давней традиции, для того чтобы ободрить Ивана III и воодушевить его на подвиги, архиепископ Вассиан напоминает великому князю о его великих предках — князьях Киевской Руси, прославившихся воинскими походами: Игорь Старый (ум. 945) — князь киевский с 912 г.; Святослав Игоревич (ум. 972) — князь киевский в 945–972 гг.; Владимир Святославич Святой (ум. 1015 г.) — великий князь киевский в 978–1015 г.; Владимир Всеволодич Мономах (1053–1125) — князь смоленский, переяславский, великий князь киевский с 1113 г.

15. Дмитрий Иванович Донской (1350–1389) — великий князь московский с 1359 г., великий князь владимирский и московский в 1362–1389 гг. Ссылка Вассиана Ростовского на Дмитрия Донского (к этому же примеру он обращается и далее), очевидно, имела особое значение. Дело в том, что его оппоненты, советники-»льстецы", отговаривавшие Ивана III от сражения с ханом Ахматом, ссылались, судя по рассказу Софийской второй—Львовской летописей, в поддержку своей позиции на пример Дмитрия Донского, который в 1382 г. по время нашествия Тохтамыша «отъехал» из Москвы в Кострому. В противовес этому сторонники решительной борьбы с ханом, в том числе и Вассиан Ростовский, вспоминали о роли Дмитрия Ивановича в Куликовской битве. Характерно, что и известный нам текст «Задонщины» (краткий вариант) был переписан кирилло-белозерским писцом Ефросином в 1479—1480 гг. к столетию Куликовской битвы; к тому же времени некоторые исследователи относят и создание «Сказания о Мамаевом побоище». Это означает, что память о победе в Куликовской битве в 1380 г. была источником героического подвига теперь уже русских воинов конца XV в.

16. Этот отвергаемый Вассианом аргумент против борьбы с ханом представляет значительный интерес потому что он перекликается с рассказами других источников об Угре. В заключительной части «Повести о стоянии на Угре», помещенной в Типографской летописи, содержащей призыв к «храбрым, мужественным сынам» русским автор упоминает «великих государей», бежавших от турок «с именми многими и з женами и з детми» и «скитающихся, яко странных»; он умоляет Бога избавить православных христиан от такой же участи. Близость этих текстов дает основание предположить, что и ростовская «Повесть об Угре» вышла из кругов, близких к Вассиану. Рассказ Софийской второй — Львовской летописей, обличающий советников великого князя — Ощеру и Мамона, также упоминает, что они «помышляюще богатство много, и жену, и дети».

17. Мамай (ум. 1380) — беклярибек, «темник», высший чиновник, ведавший дипломатией, армией и судопроизводством Золотой Орды. Не принадлежал к роду ордынских ханов, поэтому сам не мог претендовать на ордынский престол, но был всесильным правителем при нескольких золотоордынских ханах. Нападал на Русь и был дважды разбит: в битве при Воже в 1378 г. и на Куликовом поле в 1380 г. После поражения на Куликовом поле, Мамай бежал в Крым. Его войска принесли присягу новому хану Тохтамышу. В Кафе (Феодосии) воины нового хана захватили и убили Мамая.

18. В данном случае, архиепископ Вассиан напоминает Ивану III смысл духовного подвига: истинный христианин не должен бояться физической смерти, тем более, если смерть настигнет его в битве за родную землю. Воина, погибшего в бою за Отечество, по глубокому убеждению православных людей, Господь простит за земные грехи и подарит ему вечную жизнь в Царствие Небесном рядом с великими святыми праведниками.

19. Этот текст также передает (хотя едва ли точно) возможную аргументацию противников борьбы с ханом. Русские князья, получая ярлык на великое княжение, несомненно, приносили какую-то присягу («клятву») ханам, митрополиты «правым серцем» молились за ханов и их «племя» и «благословляли» их; ханы неизменно именовались в древнерусских источниках «царями». Сторонники подчинения хану, несомненно, ссылались на законность и легитимность власти ордынского «царя», опираясь на принципы, сформулированные в апостольских посланиях («Несть бо власти, аще не от Бога», «Бога бойтеся, царя чтите...»). Слова из «Послания на Угру» о «клятве царю» содержатся и в особом рассказе о стоянии на Угре в кратком кирилло-белозерском летописце, но там они приводятся как слова самого Ивана III.

20. Здесь архиепископ Вассиан демонстрирует традиционное для православного сознания понимание причин порабощения русских земель монголо-татарами: русские люди были так наказаны Господом за свои грехи. Но ниже Вассиан показывает и средства спасения от рабства, главный из которых — покаяние, сердечное и искреннее раскаяние в собственной греховности. По убеждению православных людей Господь помилует раскаявшегося грешника и дарует ему победу над врагом. Именно поэтому архиепископ Вассиан так подробно объясняет Ивану III сущность покаяния.

21. Имеется в виду известный сюжет из Евангелия от Луки (Лк. 23, 39–43) о двух разбойниках, распятых вместе с Иисусом Христом. Один из разбойников поносил Христа вместе со всеми, а другой, «благоразумный», поверил в Иисуса Христа как в Бога. За это «благоразумный разбойник» был вместе с Иисусом вознесен в рай (Лк. 23, 43).

22. Имеется в виду библейский сюжет из книги «Исход» о спасении иудеев под водительством пророка Моисея от тяжкого гнета египетского фараона (Исх. 5–11).

23. Здесь впервые в русской духовно-политической мысли архиепископ Вассиан Ростовский именует Московскую Русь «Новым Израилем», тем самым выдвигая тезис о появлении на земле нового богоизбранного народа и нового богоизбранного государства. Чуть ниже Вассиан Ростовский называет великого князя Ивана III «освободителем Нового Израиля».

24. Здесь, как и перед этим, в упоминании Моисея, Иисуса Навина, Вассиан Ростовский передает сюжеты библейских сказаний. Сказание о победе израильского судьи Иуды над царем Адонивезеком содержится в библейской Книге Судей. Это же сказание упоминается в кирилло-белозерском рассказе об Угре, причем явная немотивированность его и дословное совпадение с посланием Вассиана дает основание полагать, что кирилло-белозерский рассказ основан на послании Вассиана.

25. Здесь перечисляются библейские персонажи, израильские воители, описанные в Книге Судей после рассказа о победе над Адонивезеком. Гофониил победил хананеев, Аод — моавитян, Варак, посланный пророчицей Деворой (Деборой), одержал победу над союзом ханаанских племен, Гедеон — над мадианитянами, Самсон — филистимлянами.

26. Имеются в виду библейские герои — пророк Моисей, выведший иудеев из египетского плена, и его преемник Иисус Навин, завоевавший для иудеев земли в Палестине.

27. В конце своего Послания Вассиан Ростовский развивает мысль о необходимости принятия Иваном III царского титула. Здесь впервые появляется тезис о богоизбранности царской власти на Руси, недаром Вассиан называет московского правителя «Богом утвержденным царем» и утверждает, что, если Иван III будет соответствовать идеалу православного государя, то и все его потомки будут находиться под прямым Господним покровительством.

28. Здесь перечисляются московские митрополиты — Петр (начало XIV в.), Алексий (конец XIV в.) и Иона (середина XV в.), затем ростовские святители — епископ Леонтий (XII в.), Исайя (XI в.) и Игнатий (XIII в.), затем святые, основатели монастырей — Сергий Радонежский (XIV в.), Варлаам Хутынский из Новгорода (конец XII — нач. XIII в.), Кирилл Белозерский (конец XIV — качало XV в.). Имена этих святителей и порядок их перечисления различаются в разных версиях «Послания на Угру».

29. Дата дана, по всей видимости, по сентябрьскому стилю и не противоречит датировке послания октябрем 1480 г. В Вологодско-Пермской летописи указано еще, что послание писалось «на Москве, на Дорогомилове», но это единичное указание отсутствует в остальных текстах Послания.

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.