google-site-verification: google21d08411ff346180.html «Послание на Угру» архиепископа Вассиана Ростовского | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

«Послание на Угру» архиепископа Вассиана Ростовского

Март 26th 2014 -

Автор «Послания на Угру» — один из самых интересных и значительных русских церковно-политических деятелей и духовно-политических мыслителей второй половины XV в. архиепископ Ростовский Вассиан (? — 1481) (носивший прозвище Рыло). Год рождения архиепископа Вассиана неизвестен, но известно, что позднее он был монахом Боровского монастыря, затем игуменом Троицкого монастыря и архимандритом Новоспасского монастыря в Москве. С 1468 г. Вассиан возведен в сан архиепископа Ростовского.

Архиепископ Вассиан относился к числу ближайших сотрудников и соработников великого князя Московского Ивана III Васильевича, а в 70-е гг. XV в. он был духовником московского правителя, крестил его детей, недаром в ряде памятников того времени владыка Вассиан называется «духовным отцом» московского государя. При этом помощь Вассиана была не только духовной, но и практической. Так, в спорах великого князя с тогдашним митрополитом Геронтием, архиепископ Вассиан чаще всего занимал сторону Ивана Васильевича. Владыка помог и замирению Ивана III с младшими братьями, удельными князьями Андреем Большим и Борисом Волоцким.

«Послание на Угру» архиепископ Вассиан написал Ивану III осенью 1480 г., в те самые дни, когда Москва со страхом переживала нашествие орды хана Ахмата. Самого нашествия на Руси ждали с лета 1480 г., но только сентябре огромное войско хана Большой Орды Ахмата подошло к р. Оке. Однако, увидев русские полки, стоящие на другом берегу, Ахмат направился притоку Оки, реке Угре, надеясь там переправиться в московские пределы. Но русские войска успели преградить путь ордынцам. Началось знаменитое «Стояние на Угре».

В это время у Ивана III был непростой выбор. Некоторые советники рекомендовали великому князю не вступать в войну с ордынцами и выехать из Москвы. Московские жители наоборот требовали дать ордынцам отпор. Великий князь колебался. Архиепископ Вассиан Ростовский сначала устно потребовал от Ивана III решительных действий, в гневе назвав его «беглецом». Затем обратился к Ивану III со знаменитым «Посланием на Угру». Твердая позиция Вассиана Ростовского несомненно оказала серьезное влияние на решение Ивана III вступить в борьбу с Ахматом. И, как известно, «Стояние на Угре» окончилось бегством ордынцев и окончательным освобождением Руси от монголо-татарского ига.

«Послание на Угру» является не только публицистическим произведением, но и значительным духовно-политическим памятником, ставшим этапным в процессе формирования государственно-политической идеологии Русского государства.

Прежде всего, здесь впервые в истории русской духовно-политической мысли московский государь официально именуется титулом «царь». Напомним, что до того времени этот титул по отношению к русским землям могли носить или византийские императоры, или ордынские ханы. Более того, любые попытки титуловать московских князей «царями» воспринималось, особенно в Орде, как политическое преступление, следствием которого должно быть жестокое наказание. Так, некоторые источники свидетельствуют, что темник Мамай в 1380 г. обрушился с походом на Русь, в том числе и потому, что московского великого князя Дмитрия Ивановича иногда стали называть «царем». Но в конце XV в. ситуация в корне изменилась. В 1453 г. погибла Византийская империя, да и Орда уже не представляла собой единой силы. Титул царя «освободился». И вот архиепископ Вассиан Ростовский в этом новом титуловании московского государя фактически ставит перед московским правителем и новую государственно-политическую цель — русский государь должен принять царский титул и стать духовно-политическим наследником византийских императоров.

Кроме того, архиепископ Вассиан в своем Послании раскрывает перед великим князем духовно-политическую сущность самой царской власти — истинный православный государь должен быть в первую очередь защитником веры. И недаром в Послании несколько раз повторяется один и тот же тезис: московский государь — это, прежде всего, «воин Христов».

Наконец, в «Послании на Угру» впервые появляется важнейший для всей русской духовно-политической мысли и государственно-политической идеологии кон. XVI–XVII вв. идеал-образ «Нового Израиля». «Новым Израилем», т.е. новым богоизбранным государством, архиепископ Вассиан именует Московскую Русь, которая, после гибели Византийской империи, осталась единственным независимым православным государством во всем мире. Впоследствии, в XVI–XVII вв., идеал-образ России как «Нового Израиля» был очень популярным в русской духовно-политической мысли.

Таким образом, «Послание на Угру» стало первым по времени духовно-политическим памятником, в котором были сформулированы важнейшие для Руси государственно-политические цели и идеалы. И дальнейшее развитие русской духовно-политической мысли в XVI–XVII вв. шло в направлении осмысления и углубления сформулированных архиепископом Вассианом Ростовским задач.

«Послание на Угру» сохранилось как в отдельных списках, так и в летописных сводах. Из отдельных текстов наиболее древним является список ГБЛ, ф. 178 (Музейное собрание), № 3271, последней четверти XV — начала XVI в., состоящий из двух чаcтей. Во второй части рукописи содержится Музейный летописец и отдельные летописные повести (например, «Московская повесть о походе Ивана III на Новгород»). В первой части сборника читается ряд памятников эпистолярного и иного характера и среди них — «Послание на Угру». «Послание на Угру» содержится также в ряде летописей — в Вологодско-Пермской, включая ее первую редакцир 1499 г., в Софийской второй, Львовской и других летописях XVI в.

«Послание на Угру» публикуется по изданию: Памятники литературы Древней Руси. Вторая половина XV века. — М., 1982. С. 523–525, 529–533, 535. Перевод О.П. Лихачевой. Предисловие и комментарии для настоящего издания подготовлены С.В. Перевезенцевым (с использованием комментариев Я.С. Лурье).

Благоверному и христолюбивому, благородному и Богом венчанному, Богом утвержденному, в благочестии во всех концах вселенной воссиявшему, самому среди царей1 пресветлейшему и преславному государю нашему всея Руси Ивану Васильевичу2, богомолец твой, господин, архиепископ Вассиан Ростовский шлет благословение и челом бьет.

Молю величество твое, о боголюбивый государь, не прогневайся на меня, смиренного, что первым дерзнул я заговорить с твоим величеством3 откровенно, твоего ради спасения4. Нам подобает, государь великий, помнить о твоих делах, а вам, государям, нас слушать. Ныне дерзнул я написать твоему благородству, хочу кое-что напомнить из Священного Писания, как Бог вразумит меня, на крепость и утверждение твоей державе.

По Божиему изволению, наших ради согрешений, охватили нас скорби и беды от безбожных варваров. И ты, государь, приехал в царствующий город Москву за помощью и заступлением ко всемилостивой Госпоже Богородице5 и к святым чудотворцам, к отцу своему митрополиту, и к матери своей, великой княгине, к благоверным князьям и богочтивым боярам, за добрым советом — как крепко постоять за православное христианство, за свое Отечество против безбожных басурман. Ты, государь, повинуясь нашим молениям и добрым советам, обещал крепко стоять за благочестивую нашу веру православную и оборонять свое Отечество от басурман; льстецы же нашептывают в ухо твоей власти, чтобы предать христианство, не считаясь с тем, что ты обещал6. А митрополит со всем священным и боголюбивым собором7 тебя, государя нашего, благословил на царство и к тому же так тебе сказал: «Бог да сохранит царство твое силою Честного Креста Своего, и даст тебе победу над врагами, и покорит под ноги тебе всех противников твоих, как в древности Давиду и Константину8, молитвами Пречистой Его Матери и всех святых».

Только мужайся и крепись, духовный сын мой, как добрый воин Христов9, по великому слову Господа нашего в Евангелии: «Ты пастырь добрый. Пастырь добрый полагает жизнь свою за овец. А наемник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк расхищает овец и разгоняет их. А наемник бежит, потому что наемник, и не заботится об овцах». Ты же, государь, сын мой духовный, не как наемник, но как истинный пастырь постарайся избавить врученное тебе от Бога словесное стадо духовных овец от приближающегося волка. А Господь Бог укрепит тебя и поможет тебе и всему твоему христолюбивому воинству. Мы же все вместе скажем: «Аминь», то есть: «Да будет так».

Господь поможет тебе, если ты, государь наш, все это возьмешь на сердце свое, как истинный добрый пастырь. Призвав Бога на помощь, и Пречистую Его Матерь, и святых его, и святительское благословение и всенародную молитву, крепко вооружившись силою Честного Креста, выходи против окаянного мысленного волка, как называю я ужасного Ахмата10, чтобы вырвать из пасти его словесное стадо Христовых овец. А когда ты уйдешь, государь наш, святители, митрополит и мы все вместе с ними, молящиеся за ваше высокородие, со всем боголюбивым собором будем молитву непрестанно творить, по всем святым церквам всегда молебны и святую службу совершать по всей нашей отчизне о вашей победе, и все христиане непрестанно будут Бога молить, чтобы даровал он тебе победу над супротивными врагами, и надеемся получить ее от всемилостивого Бога.

Ныне же слыхали мы, что басурманин Ахмат уже приближается и губит христиан, и более всего похваляется одолеть твое отечество, а ты перед ним смиряешься, и молишь о мире, и послал к нему послов11. А он, окаянный, все равно гневом дышит и моления твоего не слушает, желая до конца разорить христианство. Но ты не унывай, но возложи на Господа печаль твою, и он тебя укрепит. Ибо Господь гордым противится, а смиренным дает благодать. А еще дошло до нас, что прежние смутьяны не перестают шептать в ухо твое слова обманные и советуют тебе не противиться супостатам, но отступить и предать на расхищение врагам словесное стадо Христовых овец. Подумай о себе и о своем стаде, к которому тебя Дух Святой поставил.

О боголюбивый вседержавный государь, молим мы твое могущество, не слушай таких советов их, послушай лучше учителя вселенной Павла, сказавшего о таковых: «Разразится гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдой; осуетились они в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце. Называя себя мудрыми, обезумели, и так как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму — делать непотребства». А также и сам Господь сказал: «Если глаз твой тебя соблазняет, выколи его», а если рука или нога, то отсечь повелевает. Но понимай под этим не плотскую, видимую руку, или ногу, или глаз, но ближних твоих, которые советуют тебе совершить неправое дело, отринь далеко их, то есть отсеки, и не слушай их советов. А что советуют тебе эти обманщики лжеименитые, мнящие себя христианами? Одно лишь — побросать щиты и, нимало не сопротивляясь этим окаянным сыроядцам, предав христианство и отечество, изгнанниками скитаться по другим странам.

Подумай же, великоумный государь, от какой славы к какому бесчестью сводят они твое величество! Когда такие тьмы народа погибли и церкви Божии разорены и осквернены, кто настолько каменносердечен, что не восплачется о их погибели! Устрашись же и ты, о пастырь — не с тебя ли взыщет Бог кровь их, согласно словам пророка? И куда ты надеешься убежать и где воцариться, погубив врученное тебе Богом стадо? Слышишь, что пророк говорит: «Если вознесешься, как орел, и даже если посреди звезд гнездо совьешь, то и оттуда свергну тебя, говорит Господь». А другой пророк говорит: «Куда пойду от Духа Твоего и от Лица Твоего куда убегу? Взойду ли на небо — Ты там; и на краю земли направит рука Божия и десница удержит». Куда же ты уходишь, пастырь добрый, кому оставляешь нас, словно овец, не имеющих пастыря? Мы же надеемся, что Господь не оттолкнет людей своих и достояния своего не оставит. Не слушай же, государь, тех, кто хочет твою честь в бесчестье и славу в бесславье превратить, и чтобы стал ты изгнанником и предателем христиан назывался. Отложи весь страх, будь силен помощью Господа, его властью и силой, ведь «один разгонит тысячу, а двое — тьму», по пророческому слову. Их боги — совсем не то, что наш Бог. Господь сказал: «Где боги их, на которых они надеялись? Близок день их погибели». И еще он сказал: «Лук сильных ослабел, а немощные препоясались силою»; «Господь живит и мертвит»; "Он даст крепость князьям нашим и вознесет рог помазанника Своего"12. И еще: «Близок Господь к призывающим Его, всем призывающим Его воистину» и «Не на силу коня смотрит Он, не к быстроте ног человеческих благоволит, благоволит Господь к боящимся Его и уповающим на милость Его». Слышал, что сказал Демокрит, древнейший из философов: "Князь должен трезво рассуждать о всем происходящем, а против супостатов быть крепким и мужественным и храбрым, а к своей дружине иметь любовь и ласку"13. Вспоминай сказанное неложными устами Господа Бога нашего Иисуса Христа: «Хоть человек и весь мир приобретет, а душе своей повредит, какой даст выкуп за свою душу?» И еще: «Блажен человек, который положит душу свою за друзей своих».

Примечания:

1. Уже в начальном обращении своего Послания архиепископ Вассиан титулует великого князя Московского Ивана III «царем», тем самым сразу подчеркивая особую историческую значимость как самого предстоящего события — возможного военного столкновения с армией хана Ахмата, — так и последствий этого столкновения. Ведь победа над ахматовой ордой означала не только обретение Русью государственной независимости, но и огромную перспективу будущего развития Московской Руси — превращение Московского великого княжества в Российское царство. Идея, выдвинутая архиепископом Вассианом, стала популярна в Московской Руси в конце XV в., и, хотя Иван III официально так и не принял царского титула, но в некоторых документах его уже официально стали именовать «царем».

2. Иван III Васильевич (1440—1505) — великий князь московский в 1462–1505 гг., государь всея Руси. Старший сын великого князя Василия II Васильевича Темного. С 1448 г. считался соправителем незрячего отца. Главной исторической заслугой Ивана III является то, что он завершил собирание русских земель, находившихся прежде в поле влияния Орды, и, покончив с политической раздробленностью Руси, фактически преобразовал Московское великое княжество в централизованное государство.

3. Здесь архиепископ Вассиан, очевидно, имеет в виду некий разговор, состоявшийся между ним и Иваном III в конце сентября — начале октября 1480 г.

4. В данном случае понятие «спасение» следует понимать в христианском духе, как спасение после смерти, когда после Господнего Страшного Суда праведники удостаиваются вечной жизни в Царствие Небесном.

5. Владыка Вассиан не случайно пишет о том, что Иван III приехал в Москву к Пресвятой Богородице за «помощью» и «заступлением». В это время в Москве пребывала особо почитаемая на Руси чудотворная Владимирская икона Божией Матери, перед которой москвичи постоянно молились, надеясь на спасение от нашествия Ахмата. А после немотивированного отхода ахматовой орды от берегов Угры, эту победу народное сознание восприняло как чудо от Владимирской иконы. Да и сам великий князь Иван III, как сообщает летописная «Повесть о стоянии на Угре», говорил о том, что это «не ангел, не человек спас нас, но Сам Господь Бог спас нас по молитвам Пречистой и всех святых». Поэтому в память о чудесном спасении Москвы от Ахматова нашествия уже зимой 1480–1481 гг. Русская Православная Церковь установила на 23 июня (по новому стилю — 6 июля), на день принесения чудотворной иконы в Москву, новый церковный праздник в честь Владимирской иконы Божией Матери.

6. Имена этих «льстецов» (в древнерусских варианте — «духов лстивых») называются в других источниках, в частности, в некоторых летописях (Софийская вторая — Львовская летописи и Московский свод), где упоминаются противники войны с Ахматом среди советников Ивана III — боярин Иван Васильевич Ощера, представитель рода Сорокоумовых-Глебовых, служивших московским князьям еще с XIV в., и Григорий Андреевич Мамон из рода Нетши, находившегося до Ивана III на службе у удельных князей.

7. Согласно «Повести о стоянии на Угре» митрополит Геронтий также был в числе лиц, «моливших» в Москве Ивана III стоять «за православное христианство».

8. Имеются в виду библейский царь Давид и римский император Константин Великий (306–337).

9. Именуя Ивана III «добрым воином Христовым», архиепископ Вассиан далее раскрывает перед великим князем смысл правления православного государя, заключающийся, в первую очередь, в защите истинной веры.

10. Ахмат (Ахмед) (ум. 1481) — хан Большой Орды в 1465–1481 гг. По возвращении от берегов Угры был убит тюменским ханом Айбеком.

11. Переговоры с Ахматом происходили, очевидно, во время стояния на Угре во второй половине октября 1480 г., чем и определяется время написания «Послания...».

12. В Библии слово «рог» символическн обозначает силу, крепость, могущество. Слово «Христос» — по-гречески, «помазанник».

13. Слова античного философа Демокрита (V в. до н. э.) заимствованы Вассианом из «Пчелы», греческого сборника изречений XI в., переведенного уже в ХІІ—XIII вв. Характеристика Демокрита, как первого (возможно, в смысле — наиболее древнего) из философов, в «Пчеле» отсутствует — она принадлежит Вассиану.

Pages: 1 2

Оставьте комментарий!

http://www.plasticgroup.ru/ категория техника КНС.