google-site-verification: google21d08411ff346180.html Летопись церковных событий. 1919 год | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Летопись церковных событий. 1919 год

Июнь 10th 2012 -

Продолжение, Начало читать  Здесь

Монах Вениамин (Гомартели)

1919: 2 января епископ Платон (Кульбуш) Ревельский был арестован прямо на улице (22 декабря 1918 г. городом Тарту завладели большевики, всего за 24 дня большевистской диктатуры было арестовано свыше 500 человек). В ночь с 14 на 15 января 1919 г. Тарту был отбит натиском белых войск. Но, отступая, красные эстонские комиссары Кулль, Рятсепп и Оттер, наскоро отобрав 20 человек из заключенных — в их числе владыку Платона , протоиереев Михаила Блейве и Николая Бежаницкого, — отвели их в подвальное помещение и зверски убили. Тела некоторых убитых были изуродованы до неузнаваемости. Тело епископа Платона носило на себе следы 7 штыковых и 4 огнестрельных ран, причем одна из них — от разрывной пули прямо в правый глаз, затылок был пробит прикладом винтовки. Его опознали только по спрятанной на груди панагии. После мученической кончины епископа Ревельского Платона (Кульбуша), последовавшей 14 января, в Ревель, переименованный правительством Эстонии в Таллин, на кафедру, ставшую самостоятельной, был переведен Порховский епископ Александр (Паулус) с возведением его в сан архиепископа.

1919: 21 января местоблюститель Константинопольскеого патриарха митрополит Дорофей, находясь под защитой расположенного в городе Греко-Иритского полка, отменил преподавание турецкого языка в греческих школах Константинополя. Затем, 16 марта, в храмах Константинополя была обнародована резолюция об «Объединении с Грецией», после которой патриархия и греки отказались сообщаться с Блистательной Портой. Когда греки также отказались участвовать в ноябрьских выборах, разрыв с турецкими властями оказался полным. Патриархия, в сущности, организовала политический заговор против Оттоманской империи, изменяя тем самым 466-летнюю традицию подчинения мусульманам в области политики.

Поскольку такой дерзкий заговор требовал политической и военной поддержки всех нетурецких сил в регионе, патриархия принялась заводить дружбу с теми, по отношению к кому она с религиозной точки зрения всегда была расположена враждебно. Так, в январе 1919 г. была проведена греко-армянская конференция, с целью координирования деятельности этих двух групп населения в городе . Затем, летом, митрополит Николай Кесарийский от имени патриархии принял приглашение Совместной комиссии Всемiрной Конференции «Вера и Устройство», предтечи Всемiрного совета церквей, принять участие в ее предварительной конференции в Женеве в будущем году. Он сказал, что патриархия «протягивает руку помощи трудящимся на том же поле и в том же винограднике Господнем». (Вл. Мосс, “Православная Церковь на перепутье”, гл. 2-я).

1919: 21 января св. патриарх Тихон посылает послание Константинопольскому патриарху Герману (очевидно до него еще не дошла весть о его кончине) со своими размышлениями по поводу перехода Церкви на новый календарный стиль: “30-го января 1918 года, на другой же день по обнародовании вышеупомянутого правительственного декрета о новом стиле, поместный собор вынес постановление: на 1918 год остаться при старом. Юлианском календаре, всестороннее же рассмотрение вопроса о возможности введения нового стиля поручить особому “Отделу”, в состав которого вошли известные у нас богословы и другие специалисты по данному вопросу. Внимательно и со всех сторон исследовав дело. Отдел нашел, что каких либо теоретических оснований предпочитать Григорианский стил[ь] Юлианскому не имеется. Григорианский стиль астрономически хотя и точнее Юлианского, однако, абсолютною точностью не обладает, и, следовательно, в свою очередь, оставляет желать другого более точного стиля, другой более совершенной календарной реформы. Представляется поэтому более целесообразным выждать, пока выяснится вопрос об этой новой и окончательной реформе календаря, чем колебать установившийся церковный порядок для реформы несовершенной и, может быть, кратковременной. Мысль о возможности или желательности замены старого стиля новым, таким образом, порождается не какими либо теоретическими и научными соображениями, а исключительно теми практическими житейскими затруднениями, какие переживает теперь Российская церковь, сохраняя свой старый стиль, при существенно изменившихся условиях всей государственной и народной жизни, и теми опасностями (напр[имер] постепенное удаление народных масс из под влияния церкви), какие из этих затруднений проистекают. Но как бы не велики были эти затруднения и эти опасности, вопрос о перемене календаря настолько важен и имеет такой общецерковный интерес, что Российская церковь, по мнению Отдела, не должна решить этого вопроса для себя, не испросив предварительного мнения и совета всех своих о Христе сестер — святых божиих православных церквей с великою Христовою церковью-матерью во главе. Посему Отдел и предложил собору: 1) поручить нашей мерности просить Ваше высокочтимое и превожделенное святейшество обратиться к предстоятелям всех автокефальных православных церквей с запросом об их мнении о возможности замены в церковной практике старого стиля новым, и 2) впредь до получения ответов на эти запросы. Российской церкви сохранять старый стиль неизменно…”

Далее в письме св. патриарх разбирает четыре различных варианта перехода на новый стиль: “…1) Православная Восточная церковь всецело остается при своем Юлианском стиле, допуская разве лишь перенесение празднования гражданского новолетия, где это будет признано нужным с праздника обрезания господня на день св. мученика Вонифатия (19 декабря ст. ст.) за шесть дней до праздника рождества Христова. Этот ответ наиболее состоятелен теоретически и наиболее приемлем с точки зрения всей предшествующей жизни и практики нашей св. восточной церкви. Но практически он легко применим лишь там и до тех пор, где и пока правящие классы находят нужным считаться с нуждами и мнением православного населения; там же где общественная жизнь устрояется совершенно независимо от церковных порядков (а может быть и намеренно вопреки), там при таком ответе остаются совсем неразрешенными и неустраненными все те затруднения и опасности, которыми, как мы выше видели, вызвана и самая постановка вопроса о новом стиле.

2) Второй ответ противоположен первому: святая православная восточная церковь принимает полностью новый стиль. Наиболее удобным днем для начала счисления по этому стилю указывается для 1919 года 3 июня, которое считается 16. Службы святым, приходящимся на пропускаемые числа 3-15 июня, исполняются применительно к указанию типикона о святых, приходящихся на дни страстной” и пасхальной седмиц. При этом праздники значительные (напр[имер] храмовые и под[обные им]) совершаются в те дни, когда они придутся по старому стилю, а служба, приходящаяся на тот же день по новому стилю, им совершается совместно или переносится на другой день. Выгодная и невыгодная стороны этого ответа очевидны по противоположности первому. Сверх того, введение нового стиля в практику православную может дать основание, хотя и не бесспорное, обвинять нашу церковь в нарушении постановления св. 1 Вселенского Собора о времени празднования Пасхи, а такие обвинения, пущенные в народ, способны создать великое смущение умов среди людей ревностных, но мало осведомленных в вопросах веры и церковной дисциплины.

3) Третий ответ стремится примирить оба предшествующие решения вопроса. По нему праздник св. пасхи и соединенные с ним праздники подвижные (Триоди и Пентикостариона) совершаются по старому Юлианскому календарю, праздники же и память святых неподвижные (Минеи месячной) переводятся на новый стиль. Такое решение, по видимому, устраняет и повод обвинять нашу церковь в нарушении постановления I Вселенского Собора, так как православная пасхалия остается незыблемой, св. пасха и прочие подвижные праздники будут праздноваться в те именно дни, в которые они придутся по Юлианскому календарю; изменяется только относительное положение подвижных праздников среди неподвижных: последние передвигаются на 13 дней раньше. Напр[имер], в 1919 году св. пасха праздновалась бы в тот же воскресный день 7 апреля старого стиля, но по новому это было бы 20 апреля, и потому память св. великомученика Георгия оказалась бы на пасхальной седмице, благовещение же, вместо понедельника шестой седмицы св. четыредесятницы, как оно должно быть по старому стилю, пришлось бы во вторник четвертой седмицы и т. п. Устраняются таким решением и все затруднения, какие при старом стиле связаны для православного населения с соблюдением праздников неподвижных, затруднения же, связанные с праздниками подвижными, уже не имеют такой остроты, т. к. св. пасха и пятидесятница падают на воскресные дни. Но серьезное неудобство такого совместного применения обоих стилей в церковной практике обнаруживается при поздней пасхе 20-25 апреля по ст. ст., т. е. 3-8 мая по новому, когда неделя всех святых только немного не совпадает со днем св. апостолов Петра и Павла или даже и перейдет его. Правда, в таких редких и исключительных случаях, может быть допустимо перенести праздник св. апостолов на несколько дней позднее, как это допускается, напр. для благовещения (по Константинопольскому уставу) или для сретения господня (по уставу русскому). Наконец, 4, возможен и такой ответ: признавая по существу наиболее правильным первый ответ и потому желательным повсюду соблюдения Юлианского стиля, каждой автокефальной” поместной православной церкви предоставить свободу, если найдет нужным, избрать для себя второе или третье из указанных выше решений, при чем то или иное решение не должно считаться основанием для разрыва церковного общения, лишь бы нерушимо соблюдалось наше “общее упование”, которым живет и движется св. вселенская и наша и апостольская церковь. Предлагающие такой ответ указывают на пример святителей Поликарпа Смирнского и папы Аникиты, а также на общее правило междуцерковных отношений: “во всем любовь” (св. Викентий). Предлагая все изложенное апостольской любви и богопросвещенной мудрости Вашего достопочтимого святейшества и ожидая, через Ваше посредство, братского ответа всех повсюду православных божиих церквей, усердно молим пастыреначальника Христа да утвердит церковь свою в православии и единомыслии…” (Акты Святейшего Патриарха Тихона, М. 1994, с.332-338).

Страницы: 1 2 3 4

Метки:

Комментарии закрыты.