google-site-verification: google21d08411ff346180.html Программная ложь от «Киевского патриархата» на телеканале Рада. Часть 1: экскурсия в прошлое Киевской Митрополии | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Программная ложь от «Киевского патриархата» на телеканале Рада. Часть 1: экскурсия в прошлое Киевской Митрополии

Сентябрь 17th 2016 -

Доктор богословия иеромонах Иоанн (Курмояров)

Филарет (Денисенко)

23 августа этого года, лже-патриарх Михаил Денисенко дал развернутое интервью телеканалу Рада (1), интервью, которое от начала и до конца представляло из себя гремучую смесь безапелляционной лжи и откровенного цинизма. Фактически, это была программная речь лидера украинских раскольников, а лучше сказать — программная ложь, показавшая истинную суть непризнанного псевдо-патриархата!


Однако, похоже самого Михаила Антоновича это обстоятельство нисколько не смущало, скорее всего, будучи облагодетельствован нынешней властью, он потерял связь с реальностью и, в том числе, забыл о том, что для всей полноты Вселенского Православия является отлученным от Церкви человеком. Уже один этот факт, сам по себе, разбивает все аргументы расстриги Филарета. И все же мы решили более детально разобрать это интервью для того, чтобы напомнить нашим оппонентам из УПЦ КП и тем, кто еще верит лживым заявлениям М.А.Денисенко, о той правде, которую сегодня так старательно пытаются скрыть от людей наши светские средства массовой информации, а также раскольники из самопровозглашенного «Киевского патриархата». Прятать правду, в любом случае, бесперспективно, ибо: «Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным; и ничего не бывает потаенного, что не вышло бы наружу» (Мк. 4:22).

Была ли передача Киевской Митрополии незаконной?

Признаюсь, лично мне начало интервью показалось достаточно комичным: как говориться, — ничтоже сумняшеся, Михаил Антонович выдал «на гора» несколько нелепейших тезисов о том, что – дескать, Россия отказывает нам в праве на государственную независимость, хотя Украинская держава и основана князем Владимиром уже более 1000 лет назад.

Только вот незадача, любой школьник знает, что если уж князя Владимира и можно называть основателем государства, то никак не Украины, а Киевской Руси. Причем в состав этого государства входили, например, Новгород, Владимир, Суздаль и другие города северной Руси, которые, в принципе, никогда не имели отношения к Украине как таковой. Впрочем, лично меня здесь поразил не столько Михаил Антонович, к чьей лжи нам не привыкать, а журналистка, которая брала это интервью и, которая «благоговейно» проглатывала подобные нелепости раскольнического лидера. Она заглатывала их, как голодная рыба наживку, даже не думая при этом попросить своего собеседника дать хотя бы какую-нибудь, мало-мальскую, ссылку или цитату на информацию, где от имени «всей России» было сделано такое экстравагантное заявление.

После этого, видимо почувствовав свою безнаказанность, Михаил Антонович окончательно разошелся и прямо заявил о незаконности передачи Киевской Митрополии в состав Московского Патриархата в 1686 году. Более того, он прямо заявил о том, что Константинополь до сих пор не признает факт этой передачи и до сих пор является матерью-церковью для Киевской Митрополии.

На самом деле, подобная тактика оболванивания людей не нова: главное в ней это перемешать ложь и правду так, чтобы непосвященному зрителю было трудно отделить реальные исторические факты от вымыслов, которые ему пытаются выдать за правду.

Да, действительно Константинопольская Церковь является церковью-матерью для Киевской Митрополии и с этим фактом никто не собирается спорить. Но, только простите, а причем здесь самопровозглашенный «Киевский патриархат», который Михаил Антонович основал в 1992 году?

Сегодня, для всего православного мирового сообщества, наследницей и правопреемницей Киевской Митрополии является каноническая Украинская Православная Церковь, возглавляемая Блаженнейшим митрополитом Онуфрием (Березовским). Этот факт признают и в Константинополе. Так что, если уж кто и должен говорить о незаконности переподчинения Киевской Митрополии в 1686 году, то только не лже-патриарх Филарет.

Впрочем, для того чтобы понять отношение Константинополя к тем далеким событиям, нужно было не перекручивать факты, а процитировать самого Константинопольского Патриарха Варфоломея, который в своем знаменитом обращении к Украинской нации сказал по этому поводу следующее: «І справді, Церква-Мати (т.е. Константинополь – прим.автора), за відомих несприятливих обставинах, обмежила себе задля того, щоби з готовністю надати Українській Церкві всіляку церковну, духовну і матеріальну підтримку, орієнтуючись не тільки на повніше застосування духовної спадщини Візантії, але й на оборону її православної ідентичності від важкого політичного тиску поширювачів неправославного вчення, особливо в дуже важкі для побожного українського народу часи» (2).

Дальше, в своем обращении, Патриарх Варфоломей рассказывает о том, как больно было Константинополю отрезать от себя Киевскую митрополию, а также Греческую, Сербскую, Болгарскую и Албанскую церкви. Однако он постоянно подчеркивает, что сделано это было для блага вышеперечисленных Церквей (в том числе и на благо украинского народа) и в строгом соответствии с каноническим правом. Собственно, именно поэтому, НИКОГДА в истории Православия, НИКТО не оспаривал (и не оспаривает до сих пор) передачи Киевской Митрополии в состав Московского Патриархата (3). Заявления представителей Константинопольского Патриархата, по этому поводу (конкретно о том, что автокефальный статус УПЦ может получить только от Москвы (4)), прямо опровергают ложь, озвученную М.Денисенко.

И, между прочим, уже много раз иерархи Поместных Православных Церквей, в том числе и из Константинопольского Патриархата, высказывались в том духе, что преодоление раскола в Украинском Православии возможно только через возвращение раскольников в Церковь через покаяние.

В том числе об этом говорил и сам Патриарх Варфоломей: «… к единству Украинской Церкви один канонический путь – через покаяние отпавших в раскол. Об объединении на равных не может быть и речи, поскольку «сегодня не существует такой институции, как Киевский Патриархат» (5).

Понятное дело, что Михаил Антонович решил «деликатно» обойти этот момент, сделав вид, что он не посторонний человек для Православной Церкви. Вот только вряд ли в Константинополе обрадуются тому, что анафематствованный монах-расстрига берется судить о взаимоотношениях Вселенского Патриархата с другими поместными Православными Церквями.

Впрочем, дело тут не в Денисенко, а в том, что же на самом деле случилось в далеком прошлом? Почему Киевская Митрополия была, все же, передана в состав Московского Патриархата? И о каком политическом давлении распространителей неправославного вероучения, в очень тяжелое для украинского народа время, говорил Вселенский Патриарх?

Что же случилось в 1686 году?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос необходимо вспомнить, во-первых, о тех катастрофических последствиях, которые принесло за собой татаро-монгольское иго, в результате которого была разорена большая часть Киевской Руси. Так, например, после разгрома татарами Киева, кафедра Киевского митрополита некоторое время оставалась вакантной и только: «Около 1246 г. митрополитом был поставлен свт. Кирилл II…, он прибыл из Никеи в Киев ранее 1250 г. Вскоре он оставил разоренный татарами город и в 1250 г. переселился во Владимир-на-Клязьме, откуда предпринимал поездки по епархиям митрополии… В 1283 г. Киевскую кафедру занял грек митр. Максим… В 1299 г. митр. Максим переселился в столицу Сверо-Восточной-Руси Владимир-на-Клязьме… взяв с собой кафедральный причт и администрацию… В качестве оправдания переезда были выдвинуты «насилиа от татар в Киеве», так что «весь Киев разыдеся»... Тот факт, что новый митр. св. Петр (1308—1326) – уроженец Волыни – оставил своей резиденцией Владимир-на-Клязьме (в конце жизни поселился в Москве), говорит об объективном и необратимом характере происшедших перемен…» (6).

Итак, Киев был разорен. Но, более того (это во-вторых), в 1453 году, под натиском мусульман, пал последний оплот Византийской империи, ее столица Константинополь. В силу чего Константинопольский Патриархат лишился возможности контролировать митрополии, которые оказались вне границ, возникшего на обломках империи, нового исламского государства.

В этой ситуации Киевская митрополия оказалась предоставлена, как бы сама себе. Увы, это не пошло ей на пользу: на деле митрополия быстро разделилась на северо-восточную и юго-западную части. Северо-восточная часть Киевской митрополии, как и следовало ожидать, находилась в границах Московского государства, а ее юго-западную часть составляли епархии, оставшиеся на территории подконтрольной, на то время очень могущественному Польскому королевству, государственной религией в котором являлось христианство западного обряда, т.е. Католичество. И даже, несмотря на договор 1654 года, большинство епархий Киевской митрополии остались на территории Польского королевства, находившегося в состоянии войны с Москвой.

Так вот, когда Патриарх Варфоломей говорил о политическом давлении на православие со стороны распространителей неправославного вероучения, он имел в виду именно давление Католической церкви, стремящейся, всеми правдами и неправдами, окатоличить православных украинцев.

Так, именно с подачи Ватикана в 1596 году в Бресте была заключена уния между православными и католиками, в результате которой на свет появилась нынешняя УГКЦ – Украинская Греко-Католическая Церковь, которая по форме, т.е. в богослужении, использует православную обрядовую практику, а по сути, т.е. на самом деле, является Католической церковью восточного обряда, подчиняющейся Ватикану, главой которой является Римский Понтифик (7). Именно поэтому, протопресвитер Георгий (Металлионос), являющийся ординарным профессором истории богословия Афинского университета, охарактеризовал Брестскую унию как метод: «… которым феодальное папство пользовалось для подчинения православия Риму. Хитроумной предпосылкой, включенной в этот метод, является, так называемое, сохранение свободы и непрерывности восточных традиций» (8).

Ситуация же усугубилась еще и тем, что большинство православных епископов под давлением польских властей перешло на сторону унии, т.е. фактически перешло в католичество. Таким образом:
«Польские власти начали открытое, «легальное» гонение на православие с целью его полного истребления… В городах объявили недопущение православных к муниципальным должностям, саботировали обычную выдачу разрешений на занятие тем или другим ремеслом или торговлей. Крестьяне (хлопы), по их зависимости от панов, попали в дополнительную муку. Принуждались гнать своего православного попа и принимать насильно назначаемого униатского. Где панам не удавалось передать церковь попу униатскому, там сама церковь, как здание со всей церковной обстановкой, отдавалась в аренду на откуп еврею. Он хозяйски владел ключами, за плату в свою пользу открывал церковь для треб и служб. Хозяйничал кощунственно, не стесняясь словами и действиями, оскорблял религиозные чувства православного народа… Во главе православной церкви остались только два епископа: Гедеон Болобан Львовский и Михаил Копыстенский Перемышльский. Первый дожил до 1607 г., а второй до 1612 г.

Им приходилось полутайно, но усиленно, размножать православное священство и держаться за все места и церкви, которые еще не были захвачены для унии. Но вот и эти епископы умерли. Легально приобрести с Востока какую-нибудь епископскую фигуру не было возможности… Практика подсказывала, что православным было безопаснее крестить детей, хоронить покойников и совершать некоторые другие требы, обращаясь к попам униатским, а искателям священства — переходить за кордон и получать поставления в Валахии и Молдавии от греков. Но оскудение православного священства с течением времени фатально нарастало.

В противоположность обезглавленному и теснимому православию, протекционная униатская церковь при всяческом содействии властей активно развивала свою организованность. После пассивного по характеру митр. Михаила Рогозы († 1599) его преемником, естественно, стал сам творец унии, Ипатий Потей. Не стесняясь приемами клевет, доносов, грабежей и захватов, ареста священников православных и присылки на их место униатов, Ипатий захватывал и монастыри с их имениями. Пытался захватить и Киево-Печерскую Лавру… Умный и сознательный творец и вождь унии, митр. Ипатий вполне разделял взгляды правительства, что для Польши достигнутая церковная уния есть только переходный момент. Идеал не хранение восточного стиля унии, а скорейшая латинизация, чтобы эта «хлопская вера» поскорее переделалась в «веру господскую»,уподобилась латинству и исчезла в нем. Творцы унии понимали, что это не так легко, но пытались «идти напролом», достичь возможного максимума. В этом духе и действовал Ипатий, торопясь облатинить унию возможно скорее. В особой агитационной книжке «Гармония» Ипатий осуждал православие и хвалил латинство. Внушал униатской массе мысль, что нечего и задерживаться на дурной, трудно исправимой позиции. Надо скорее переходить в чистое латинство. Ипатий заключал свои теоретические рассуждения практической программой для своего духовенства в 12 пунктах. Эти пункты предписывали столь полное подчинение римской власти и латинским порядкам, что вызвали даже недоумение и волнения в униатском духовенстве… Ипатию и не надо было творить ничего нового, а только копировать методы, уже оправдавшие себя на победе над реформацией через иезуитский орден. Он создал тоже специальный орден и вручил ему воспитание нового униатского пастырства» (9).

Метки: , , , , , ,

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.