google-site-verification: google21d08411ff346180.html Явление Светописанного образа Богоматери | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Явление Светописанного образа Богоматери

Сентябрь 2nd 2013 -

За три года до отмены милостыни одному из монахов в сонном видении было показано, что ожидает нашу обитель в будущем. Видел он монастырь, в то время переполненный монахами, совершенно запустелым, поросшим тернием и опутанным веревками. Святой великомученик Пантелеимон совместно со святителями Николаем и Митрофаном явились поочередно каждый над своим храмом и после краткого между ними совета сказали: «Потерпим».

Конечно, не за одну только отмену милостыни последовало разорение обители, но за общее отступление от монашеских правил, изложенных в старческих заповедях, как и падение России — за отступление от Бога.

Через десять лет, в1913 г., случилась трагедия, в результате которой резко сократилось число русского монашества на Афоне. Гордость и желание богословствовать одних, стремление при этом захватить власть других, с одной стороны и древние сатанинские замыслы очернить и уничтожить монашество — с другой, соединились и вылились в бунт имябожников. Монахи-молитвенники стали бунтарями. Третья часть монахов монастыря, не захотевших покориться Церкви, вывезена в Россию, молитвенная опора России и ее государя-самодержца поколеблена.

Через год началась мировая война. Все послушники призывного возраста были мобилизованы в русскую армию. Связь с Россией прекратилась. Октябрьская революция окончательно отторгла русских афонцев от родного отечества и лишила всяких надежд на пополнение и помощь оттуда; лишила их денежных сбережений, хранившихся на родине, и подворий; 137 человек, проходивших там послушание, не могли теперь возвратиться обратно.

Привыкшее жить в достатке братство сразу и во всем ощутило нехватку. Старые запасы быстро иссякли. Отсутствие денежных запасов вынудило приступить к займу у греческих монастырей.

Скудость была во всем: и в пище, и в одежде, и в предметах первой необходимости. Основным источником дохода стал лес и метохи на Кассандре и Каламарии. Братия сами много работали на метохах, на огородах, виноградниках, маслинных садах, рубили лес. Экономская служба оказалась неспособной к правильному ведению хозяйства. Все делалось допотопным образом, в результате чего везде терпели убытки: и при заготовке, и при закупке продуктов. Труд братий обогащал греческих купцов, а монастырь получал гроши. Везде была неорганизованность.

И все же, несмотря ни на что, обитель во время войны и после питала хлебом 250 человек пустынников.

Трудное это было время «перестройки» на самостоятельную жизнь без помощи отечества. Лес вскоре оказался вырублен, метохи отобраны греческим правительством, новый закон запретил прием новых насельников в братство негреческих монастырей. Для уплаты долгов начали продавать грекам иконы, облачения, драгоценные вещи, причем по довольно низким ценам довоенного времени. С упадком материальной жизни началось падение и жизни духовной. Люди быстро изнашивались физически и духовно, болели. Старики умирали, молодого пополнения не было.

Снова раздались голоса: беззащитный, лишенный моральной поддержки монастырь Русик сделать греческим. Снова русские монахи стали терпеть притеснения от греков. И снова, как и всегда бывает в таких случаях, стали ближе к Богу, стали надеяться на помощь Свыше, о чем забывается при полном достатке.

Братия видели явный покров Божией Матери во время войны, когда среди грома пушек Афон оставался тихим пристанищем. Знали они о тех бедствиях, которые терпели люди Греции и России в это время, знали об ужасах гонения на Церковь в своем отечестве. Они благодарили Бога и Матерь Божию за свои сравнительно незначительные скорби, смирялись, терпели и каялись, считая себя виновниками за попущенное наказание Божие.

35 лет управлял обителью богомудрый старец игумен отец Мисаил († 1940), на долю которого выпало пережить все это трудное время. Ученик старцев Иеронима и Макария, ревнитель старческого устава, он не видел иного выхода из тяжелого положения, как только в соблюдении обителью своих монашеских обетов, в благоугождении Богу. И Господь не посрамил. В обители снова установился уставной порядок, необходимый для спасения, которое всегда легче совершается в житии скудном, нежели в обеспеченном. О тех временах, достаточно благоприятных для спасения, хорошо сказано в общеизвестных записках преподобного старца Силуана.

Другой очевидец, румынский старец Дионисий († 2004), с восторгом вспоминал русских монахов 1930-х гг. Он их называл настоящими подвижниками. Знал он и старца Силуана, и множество других, подобных ему, кротких, добрых молитвенников, у которых было чему поучиться. «Тогда, — говорил он, — над головой Силуана не было светлого круга, признака святости, внешне он ничем не отличался от других, множество таких монахов было в Пантелеимоновом монастыре».

Это действительно было благоприятное время духовного подъема, когда прежний уклад монастырской жизни, заложенный старцами, еще не был забыт, а пережитые скорби, настоящие лишения, будущая неопределенность положения не позволяли монахам расслабляться. Но, как бы то ни было, братства с каждым годом становилось все меньше и меньше, ежегодно смерть уносила около 25 человек.

При игумене Мисаиле число братий составляло еще 500 человек, а в 1960-х гг. оно сократилось до 20, половина которых были больными, а самый молодой из них достиг 60 лет. В это время, в 1966 г., когда мера испытания уже начинала превышать человеческие силы, пропустили, наконец, из России в пополнение первых четырех монахов. Через два года новое наказание. Случился пожар, который уничтожил значительную часть монастырских построек. Отец Виссарион писал:

Неузнаваема обитель
Стоит уныла в наши дни:
По попущению губитель
Навел и скудость, и огни.
Пожары вмиг испепелили
Гостинну, храмы и леса.
Обитель хламом завалили,
Когда горели корпуса.
Об этом было предсказанье
Еще в прошедшие века,
Что не умедлит наказанье,
Беда постигнет велика.
В таком печальном положеньи
Остались наши земляки.
Не описать все в изложеньи —
Не для моей это руки.

Да, описать трудно то, что пережили тогда физически беспомощные, но духом и упованием на Бога крепкие люди.

В начале 1990-х гг. в России снова произошел переворот. Оставили коммунизм недостроенным, объявили «перестройку», развалили «Союз нерушимый», разграбили, сделали одних нищими, других миллионерами. Но Церковь получила свободу. Люди, потерявшие свой идеал, смысл и цель в жизни, стали пробуждаться. Выезд за границу стал возможным, и снова на Афон потянулись русские, как богомольцы, так и желающие подвизаться.

Прошло уже больше 100 лет со дня отмены милостыни. Новое правительство России, теперь уже не царское, протянуло руку помощи. Сгоревшие корпуса восстановлены, монастырь приобретает прежний внешний вид. В память о событиях 1903 г. в монастыре написана икона «Светописанный образ», в честь которой освящен и параклис, составлена служба и ежегодно теперь 21 августа (по ст. ст.) совершается всенощное бдение.

Вспоминая то печальное событие, братия и многочисленные пустынники, которые всегда нуждаются в помощи, прославляют и величают Божию Матерь, молятся об исцелении своих сердец от жестокосердия и немилосердия. Просят Царицу Небесную даровать им ту простоту сердечную и братолюбие, которые имел сам отец Иероним и которые царствовали при нем в обители, а через них вернуть и прежнюю милость Божию, былую добрую славу обители. Просят, чтобы богоугодный и душеспасительный порядок, установленный и заповеданный старцами, вновь возродился и таким сохранялся бы до скончания века.

Монах Исихий (Святогорцев)

Метки:

Pages: 1 2 3

Комментарии закрыты.