google-site-verification: google21d08411ff346180.html О сказке, врачующей психосоматику, и не только… | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

О сказке, врачующей психосоматику, и не только…

Сентябрь 10th 2015 -

 Андрей Гнездилов и Елизавета (Элеонора) Дьяченко

Таинственная несказанность, уносящая в надмирное пространство непостижимости, вплеталась в меня неслышными звуками колыбельной замка, где живёт самый прекрасный сказочник, ведающий порог жизни и зов смерти, известный психотерапевт, спешащий делать добро и дарить надежду в самых безнадёжных случаях, доктор-романтик, сказко- и кукло-терапевт  – основатель хосписного движения в Санкт-Петербурге, — Андрей Владимирович Гнездилов!

 Андрей Гнездилов

Три года назад, Андрей Владимирович смог перевернуть моё восприятие собственной жизни настолько, что в ней появилось место для волшебной сказки, способной стирать грани возможного, я позволила себе не оправдывать чьих-то ожиданий, идти на зов души, не всегда уместный в нашем меркантильном обществе, быть свободно-непринуждённой и открытой для нелепой спонтанности и детской веры в чудо!

О сказке, врачующей психосоматику, и не только…

Благодаря Андрею Владимировичу, я поверила в возвращение в жизнь животворящей силой любви,  не зависящей от чинов и почитаний, от уровня образованности и успешности, от благородства кровей или человеческого искажённого восприятия  друг друга, — потому что настоящая любовь не ищет своего, всему верит, всё терпит и всего надеется…

О сказке, врачующей психосоматику, и не только…

И вот, спустя три года, я решаюсь опубликовать свою сказку, которая, наряду с многими молитвами, и молитвенным предстательством пред Богом о моём спасении отца духовного, схиархимандрита Кирилла (Михличенко), помогла мне жить по новому не только в плане психологическом, но и в соматическом, снизив степень болезненности и скорость разрушительных процессов в позвоночнике. На данный момент, благодаря Божией помощи, и сказкотерапии, я передвигаюсь без палочки и веду активный образ жизни. Потому верю, что каждый человек, который сможет вплести свою жизнь в сказку, способен и к преображению сказочного сюжета настолько, чтобы произошло психологическое изменение наших не всегда осознаваемых сценариев жизни…

В моей сказке использованы самые разные образы и описательные метафоры, которые вполне реальны, так например, своё рождение в семь месяцев я отразила седьмой «небесной каруселью», а врождённое неусваивание любого вида молока, в сказке обозначено так: «полуживую, её приучали к обычной птичьей кормёжке». В каждой фразе свой двойной смысл и выстраданное продолжение, которое и публикую во Славу Божию, с надеждой на то, что эта сказка принесёт свою малую лепту помощи нуждающимся!

Сказка о крыльях любви

«Жила была маленькая удивительная звёздочка, любившая отдавать свой пульсирующий свет всему окружающему космическому пространству, и, оставаясь на одном месте, она мысленно путешествовала с искорками своего света.

Андрей Гнездилов и Елизавета (Элеонора) Дьяченко

Ей казалось, что будь у неё крылья, она смогла бы взлетать выше звёздных качелей, до самого третьего неба! Однажды, звёздочка услышала историю тётушки Луны о Солнечном дне и радужной жизни на самой необыкновенной планете, где живут люди и летают птицы, где ароматно пахнут цветы и живёт чудо, под названием любовь. Это таинственное чудо способно подарить крылья тому, кто его примет, кто ему поверит и сбережёт. С тех пор, звёздочка мечтала о том, чтобы попасть в эту солнечную сказку и когда-нибудь, на воздушных крыльях любви взлететь до третьего неба. Так сильно мечтала, что старалась изо всех сил передать свой пульсирующий свет на Землю. Но, редко кто мог разглядеть её блик среди ярких звёзд. Это продолжалось целых семь небесных каруселей, пока её не заметил волшебник-звездочёт. Он сказал звёздочке:

«Я помогу тебе, хотя не уверен, что это тебе по силам.  Во-первых, потому, что ты маленькая и слабенькая. Во-вторых, потому, что если бы ты так не спешила, то твоя сказка могла бы случиться по-другому, и не раньше, чем ещё через две небесных карусели.  А в-третьих, потому, что ты просто не сможешь, стать такой, как все, кто живёт в Солнечном мире, ты просто другая и тебе трудно будет найти своё место. Но, раз ты так сильно этого хочешь,  то запомни: когда ты научишься любить и прощать, ты должна будешь пострадать за тех, кого полюбишь, отдавая за них  оперенье своих крыльев. И страдания твои будут усиливаться до тех пор, пока ты не взлетишь до третьего неба, чтобы принести оттуда на землю пёрышко неземной любви».

Звёздочка с радостью согласилась и протянула свой луч звездочёту. Дальше она ничего не помнила, но когда открыла глаза, то вдруг ощутила себя в том самом Солнечном мире, где её привычное желание просиять светящимся пульсом, превратилось в другой пульс, который быстро бился в груди. Она хотела закружиться, словно в хороводе подружек – звёзд, но почувствовала, что ударилась обо что-то незнакомое. И вдруг услышала, чьи-то слова: «Посмотрите, какая птичка лежит в траве. Бедненькая, она, наверное, не умеет летать». У звёздочки от волнения перехватило дух, она вся сжалась, не понимая, почему её называют птичкой. И тут она увидела приближающегося волшебника-звездочёта, объявившего всему Солнечному миру о том, что бывшая звёздочка смогла стать птичкой, но не простой, ведь внутри у неё остался жить звёздный пульс и большая мечта о третьем небе, благодаря чему, эта птичка сможет соединять небо и землю чудодейственным пёрышком неземной любви, но всё это произойдёт в своё время»….

 Елизавета (Элеонора) Дьяченко

Почти полуживую, её приучали к обычной птичьей кормёжке и однажды, она не просто пропела свою смешную песенку радости, она взмахнула крылышками и полетела! Это такое чудо – летать, будучи живой и влюблённой в жизнь! Она купалась в закате травы и замирала в раскидистых ветвях. Она с трепетом подымалась в небесную высь и целовала облака. Она подружилась с другими птицами и удивлялась бесконечной красоте земного мира. А ещё, она научилась плакать. Она научилась грустить оттого, что не могла понять, почему  птицы, иногда обижают друг друга, могут осмеять, заклевать, горделиво обозначая своё главенство. Отчего тот, кто сегодня поёт тебе серенаду, завтра способен перелететь на новую лужайку и забыть тебя. Почему, редкая птица способна выслушать твою песню до конца. Её душа познала боль и страдание за других, которым она дарила в утешение пёрышки из своих крыльев, но ничто не могло уменьшить самого главного счастья – счастья жить в Солнечном мире!

Дни и ночи сменяли друг друга, открывая волшебство новых красок и восторженных мгновений. Птичка стала чаще всматриваться в ночное небо, туда, откуда доносился слабый свет её подружек-звёздочек. И в ответ, она пела им радостную песнь о великолепии неповторимого земного мира и огромной любви к жизни. Под  её пение, в ночном небе, танцевали звёздные хороводы, и мерцало сказочное сияние метеоритных дождей. Однако, всё чаще в песне стали появляться нотки печали, отчего, небо становилось мрачнее, а звёзды отражали тусклую непонятную боль. Птичка стала редко летать, но не переставала отдавать свои пёрышки тем, кто в них нуждался. Она помнила слова волшебника-звездочёта и ничуточку не жалела о своём решении жить в Солнечном мире, но настал день, когда ей стало мало целой планеты, потому что её птичий пульс непрестанно звал к третьему небу. Здесь, на земле, она познала земную любовь и предательство, радость и боль, счастье и страдание, но её пульс говорил ей о чём-то большем, о том,  ради чего стоило жить и страдать, о том, куда ведёт её жизненный путь, о том, что после жизни земной, приходит новая жизнь, неземная, окрылённая другими крыльями другой любви. В смущении от этих мыслей, птичка разыскала своего друга-звездочёта. Он выслушал её новую песню и сказал: «Да. Все твои сроки, давно вышли. Настало время потрудиться для волшебного пёрышка, от крыльев неземной любви, которая царствует на третьем небе. Но, не все уходящие из жизни земной, способны достичь третьего неба, и не все достигающие этой высоты, уходят из жизни этой. Ты должна вместить в себя две жизни, оставаясь живой, долететь до неземной любви.  Для этого, тебе надо научиться петь песню Великого перехода, для других, пропуская их вперёд, но спеть так, чтобы эта песня стала для них путеводным ключом, после этого, ты сможешь свободно переходить из одного мира в другой».

«Но, как я смогу это, когда у меня почти не осталось сил даже для полёта?» — удивилась птичка. На что, звездочёт, уходя, ответил: «Сила Великого перехода открывается в слабости того, кто его ищет, пой для третьего неба и для летящих к нему птиц, а тайна сама откроется»!

Елизавета (Элеонора) Дьяченко

После этого разговора, птичка перестала думать о своей слабости, она научилась забывать о себе для других, и однажды поняла, что  уже не страдает от неполноты земной любви, от несовершенства того, что зовётся земным счастьем. Её мысли сплетали всё новые куплеты для новых песен, сопровождая идущих к Великому переходу. Её поредевшие крылья взлетали тогда, когда ей это было необходимо, а пульс стал спокойней и уверенней. Она стала понимать нужду каждой встреченной птицы, и старалась быть рядом, когда чувствовала в этом необходимость. Так, незаметно для себя, она стала всё глубже и дальше проходить  по Великому переходу, сопровождая тех, кому было трудно идти самостоятельно, одаривая всех пёрышками любви от своих общипанных крыльев. Как-то раз, она дошла почти до самых ворот, замыкающих Великий переход, и увидела своего друга звездочёта. Добрый волшебник, радостно встретил её и поздравил с тем, что она смогла оторваться от земного притяжения. «Третье небо открыто для тебя, — сказал он, и добавил очень тихо и таинственно: ты поёшь песню неземной любви, это и есть пропуск на третье небо, но ты получила право остаться путеводной птицей для тех, кто верен своей мечте. Ты сможешь приносить им пёрышко от  своих новых крыльев, подаренных тебе той крылатой любовью, которую ты искала всю жизнь». Птичка шагнула следом за звездочётом и попала в ослепительно сияющий мир, наполнивший её дыхание блаженной лёгкостью и нежной тишиной, в которой переливались ноты таинственных песен третьего неба. К ней подлетели невиданные птицы с серебряными крылами и коснувшись, превратили её крылышки в два крепких белоснежных крыла. Это были особенные крылья, каждое их пёрышко несло на себе силу любви и отрываясь от крыла, сразу же заменялось новым, появляющимся на месте прежнего, только ещё более лучезарным. Птичке стало так сладостно здесь, но она не осмелилась шагнуть дальше, в неописуемое царство третьего неба, чтобы не оставить навсегда тех, кто ждал её на земле. Она полетела назад, чтобы пёрышками небесных крыл возродить в Солнечном мире   веру в неземную любовь и остаться путеводной птицей Великого перехода!»

Елизавета (Элеонора) Дьяченко,
руководитель Алчевской духовной лечебницы,
автор проекта Крымской обители милосердия и любви:

http://lizaveta-ella.ru/

Комментарии закрыты.