google-site-verification: google21d08411ff346180.html О том, как оглашать людей необразованных | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

О том, как оглашать людей необразованных

Март 12th 2015 -

Видение Св. Августину души Св. Иеронима. Витторе Карпаччо. 1502.Венеция. Скуола ди Сан Джорджо дельи Скьявоне

Августин Аврелий

Начало огласительной речи.

10. Если же он, может быть, скажет, что сам Бог внушил ему мысль или страхом подвигнул его к тому, чтобы сделаться Христианином: в таком случае самое утешительное мы можем сделать начало речи с того, сколь великое Бог имеет о нас попечение.

От таковых чудес и откровений надобно сперва перенести внимание его к писаниям святых мужей и к известным пророчествам, дабы он узнал, по какому неизреченному милосердию и ему Бог внушил эту мысль. Потом надобно показать ему, что сам Господь не внушил бы ему мысли или не побудил бы его сделаться Христианином и присоединиться к Церкви, и не обратил бы его к тому такими знамениями и откровениями, если бы Он не захотел возвести его на надежнейший путь, какой предуготован в Священном Писании, и на котором ему не нужно искать видимых чудес, а удовлетворяться невидимыми, и не во сне, а в бодрственном состоянии получать наставление. Затем уже надобно начинать самое повествование с того, что Бог «все, что Он создал, … хорошо весьма» (Быт. 1, 31) и доводить оное, как мы сказали, до настоящих времен Церкви, показывая при сем причины каждого дела и происшествия, о коих мы повествуем, и направляя оные к одной всеобщей цели, т.е. к любви, на которую должен быть устремлен взор как делающего что-либо, так и говорящего. Ибо если вымышленные басни поэтов, изобретенные для удовольствия людей, любящих заниматься одним вздором, благоразумные учители стараются направить к какой-либо пользе, хотя суетной и временной: то тем паче должны быть осторожны мы, дабы, повествуя об истинных происшествиях, но не приводя причин оных, не произвести в слушающих или суетного удовольствия или даже пагубного любопытства. Но однако ж не так надобно выставлять причины сии, чтобы, отступив от стези повествования, сердце и язык наш занимались одними отвлеченнейшими рассуждениями, но чтобы самая истина, представляемая на рассмотрение разума, была как бы золото, которое связует каменья, но не нарушает порядка украшения. По окончании повествования надобно внушить надежду воскресения, и смотря по удобоприемлемости и силам слушающего и сколько позволит время, рассудить, — в опровержение суетных насмешек неверующих, — о воскресении мертвых и об отрадном для добрых и страшном для злых последнем будущем суде, — истине, касающейся всех без исключения, и, упомянув с ужасом и отвращением о казнях нечестивых, проповедовать о царстве праведных и верующих, о горнем том граде и его радостях. А потом надобно воодушевить и подкрепить слабость человека против искушений и соблазнов, возникающих или вне, или внутри самой Церкви. Вне Церкви — со стороны язычников, или Иудеев, или еретиков, а внутри — со стороны отребия гумна Господня. Но не должно однако ж входить в споры со всяким родом нечестивых и предложенными вопросами опровергать все неправые их мнения: но по краткости времени должно показать, что так предвозвещено было, и сказать потом, какая польза происходит от искушений и какое врачевство против оных в примере терпения самого Господа. Если же речь наша бывает направлена против тех, развратные толпы коих видимо наполняют Церкви: то не излишне при сем изложить кратко и обстоятельно правила христианского, благочестивого образа жизни, дабы пьяницы, сребролюбцы, обманщики, игроки, прелюбодеи, блудники, любители зрелищ, ворожеи, колдуны, прорицатели, знатоки каких либо суетных и вредных наук и т. под. не увлекли кого-либо в свое распутство, и он не почел для себя сего тем более позволительным, когда видит, что многие, называющиеся Христианами, любят это, и делают и защищают и советуют и даже убеждают к тому. Потом свидетельствами божественного Писания доказать, какой конец предназначен тем, кои ведут таковую жизнь, и доколе они будут терпимы в Церкви; предварив при сем оглашаемого, что он найдет в Церкви многих Христиан добрых, истинных, граждан небесного Иерусалима, ежели сам вступит в их общество. Наконец тщательно надобно вразумить его, чтобы он не полагал на человека своей надежды; потому что нам нельзя знать, какой человек праведен, а если бы то и возможно было, то не с тем нам представляются примеры праведных, чтобы мы оправдывались чрез них, но чтобы, подражая им, знали, что и мы оправдываемся Тем, кто оправдывает их. Отсюда может произойти то благотворное последствие, что когда тот, кто «слушая нас слушает чрез нас Бога» (Лук.10, 16), будет преуспевать в христианской жизни и познании, и с охотою вступит на путь Христов, — он не осмелится приписать ничего ни нам, ни себе, но будет любить самого себя, и нас, и всех других людей в Том и для Того, кто возлюбил его, когда он был еще врагом, дабы чрез оправдание соделать его другом. В этом отношении, я думаю, ты не будешь нуждаться в наставнике; потому что без всякого предуведомления необходимость научит тебя — в том случае, когда ни тебе, ни слушающим тебя, не позволит время, — говорить кратко, а в противном — пространнее.

Как надобно поступать, когда приходят к оглашению люди образованные?

12. Но если придет к тебе для наставления человек, сведущий в науках, который уже решился быть Христианином, и приходит только для того, чтобы сделаться оным: то никак нельзя предположить, чтобы таковому человеку не было известно многое из нашего Священного Писания, а гораздо вероятнее, что он, ознакомившись с ним предварительно, приходит только для принятия Таинств; потому что такие люди обыкновенно не вдруг делаются Христианами, но наперед все тщательно испытывают, расположения своего сердца сообщают другим кому могут, и советуются с ними в сем деле. С такими людьми надобно говорить кратко и не внушать им того, что они уже знают, а коснуться сего только слегка, сказав им, что мы веруем тому и тому, что они уже знают, и таким образом перечислить кратко все, что надобно внушить необразованным и неученым, так, чтобы ученый тот не учился снова тому, что он уже знает, и узнал напротив из наших повествований то, чего он, может быть, не знает. Не бесполезно при сем спросить и его самого, по какому побуждению возродилось в нем желание сделаться Христианином, и если узнаешь, что его расположило к тому книги содержащиеся в Каноне или какие-либо другие благонамеренные сочинения: то скажи сначала что-нибудь об них; похвали первые со стороны их канонической важности, а последние со стороны тщательного труда их писателей; и особливо в книгах канонических выставь на вид высоту спасительных истин, в них заключающихся, а в тех благозвучие и красоту слога, кои нравятся как образованному, так и необразованному. Не излишне также узнать от него, кого преимущественно он читал, и какие книги расположили его присоединиться к Церкви. Если он скажет о книгах нам известных, или писанных каким-либо знаменитым мужем, в православии коего Церковь не имеет сомнения: то одобри это. Если же он напал на сочинения какого-либо еретика и по неведению сердечно принял то, чего не одобряет истинная вера, и затем считает себя православным: в таком случае его надобно вразумить, что вселенская Церковь и все другие ученейшие мужи, пребывающие в ее истине, держатся другого учения; хотя, правду сказать, и те, кои православными отошли от сей жизни и оставили потомкам свои сочинения, в некоторых местах своих творений, будучи или не поняты, или превратно толкуемы, людям высокомерным и дерзким подавали повод к некоторым ересям и разномыслию; — что нимало не удивительно, как скоро мы и о канонических писаниях, в коих заключена чистейшая истина, можем сказать, что не столько по неуразумению того, что говорит в них писатель, и какова истина сама в себе, — ибо в таком случае еще можно бы было исправить ошибку, — сколько по упорному и гордому предубеждению, что в писаниях сих заключается именно то учение, какое они защищают, многие породили многие пагубные догматы, расторгнув чрез то единство общения. — С такою скромностью надобно говорить, когда желает вступить в общество Христиан не простой, как говорят, человек, но образованный и сведущий в писаниях ученых мужей; но не надобно однако ж терять при сем и важности наставнической, дабы не подать ему повода к надменности. Обо всем же прочем, касающемся или веры, или нравов, или искушений, по правилам здравого учения, надобно говорить так, как изложено выше, с тем однако ж, чтобы все таковые рассуждения направлены были к одной главной цели, о которой сказано много прежде, т. е. к любви.

Как надобно говорить с Грамматиками и Риторами?

13. Нередко приходят также к оглашению некоторые из известных так называемых школ Грамматиков и Риторов люди, которых нельзя отнести ни к простым, ни к ученым, коих ум обогащен сведениями о многих предметах. Таковым людям, кои думают о себе, что красноречием своим они превосходят прочих, — когда они приходят к принятию христианства, должно внушать то особенно в сравнении с неучеными, чтобы они, облекшись в христианское смирение, научились не презирать тех, кои избегают более погрешностей нравственных, чем словесных, и красноречия Своего не поставляли бы наравне с чистотою сердца, а не только не предпочитали оной. Особенно надобно научать их слушать божественное Писание и не пренебрегать его слогом — потому, что он не напыщен, и чтобы они не думали, что все слова и дела человеческие, о коих говорится в сих книгах, не должны быть разоблачены от того чувственного покрывала, в каком они представлены, но принимаемы так, как говорит буква. Таковым людям полезно знать, что мысли так же должно предпочитать словам, как душа предпочитается телу, и что они должны слушать более речи назидательные, чем красноречивые, подобно как надобно избирать друзей более благоразумных, чем красивых. Они должны также знать, что не слово доходит до слуха Божия, но расположение сердечное, а потому не смеялись бы, когда заметят, что Настоятели и Служители Церкви призывают Бога языком, исполненным варваризмов и солецизмов (ошибок против чистоты языка и грамматики), или если они не понимают произносимых ими слов или беспорядочно выговаривают оные. Нельзя сказать, чтобы таковые недостатки уже и не требовали исправления, как скоро народ тогда только может говорить: «аминь», когда он все совершенно разумеет; но они могут быть терпимы там, где благословение преподается не столько словом, сколько желанием сердечным. Что касается до Таинств, к принятию коих приходят Христиане, то для людей рассудительных достаточно услышать то, что они означают; а людям тупоумным надобно объяснять многими словами и подобиями, дабы они не презирали того, что видят.

Назад ⁄    НачалоОкончание

Метки:

Оставьте комментарий!