google-site-verification: google21d08411ff346180.html Ученик Христов или «христианин»? | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Ученик Христов или «христианин»?

Декабрь 12th 2014 -

Священник Леонид Кудрячов

Почти все крещеные с твердостью и несомненностью утверждают: «Я христианин/христианка!» Но давайте попытаемся разобраться, какой основной признак должен отличать христианина от прочих людей, помимо факта крещения.

Обратимся к Священному Писанию. Встречается ли это слово в Библии? Да, в 11-й главе Апостольских деяний говорится о том, что апостолы Варнава и Павел целый год проповедовали в Антиохии, «и ученики в Антиохии в первый раз стали называться христианами».

Христианами стали называться ученики.

Кроме этого случая слово «христианин» встречается в Новом Завете еще два раза. А вот слово «ученик» – сотни. Слово «христианин» как бы уточняет слово «ученик», объясняет, что мы – ученики именно Христовы.

Значит, основной признак христианина – ученичество у Христа Спасителя.

Христу понадобилось три года очень близкого, непосредственного общения с апостолами, прежде чем наступил момент, когда Он сказал: «Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам всё, что слышал от Отца Моего» (Ин. 15: 15).

Апостол Павел, смеем думать, также три года учился у Христа. А именно: после своего обращения на пути в Дамаск, он отправляется в пустынную Аравию, где проводит уединенную молитвенную жизнь и получает некий мистический опыт, о котором впоследствии напишет так: «Возвещаю вам, братия, что Евангелие, которое я благовествовал, не есть человеческое, ибо и я принял его и научился не от человека, но через откровение Иисуса Христа» (Гал. 1: 11–12).

Кстати, и минимальный курс духовного образования – духовное училище – длится также три года.

Конечно, три года – это только задаток, начало. Апостол Иоанн Богослов, составляя Евангелие позже прочих апостолов, на закате своей долгой жизни, не переставал считать/ся учеником: «Сей ученик и свидетельствует о сем, и написал сие; и знаем, что истинно свидетельство его» (Ин. 21: 24). Ученик Христов – ученик до смерти. Смерть – выпускной.

Но одно дело поступить в учебное заведение, а другое – закончить его с успехом. Некоторые бывают отчислены, некоторые бросают сами.

Вылетает тот, кто восстает на Учителя, прекословит – не от большого ума, а от большой гордости, вносит раздор среди прочих учеников. Это еретик, и это анафема. Такое бывает. Впрочем, не часто.

Чаще же из учеников Христовых уходят добровольно. Учиться, мол, надоело, лень, да и другие интересы появились. Такой человек да не мнит себя христианином. Можно бросить институт, прихватив студенческий билет. Можно по этому билету даже ездить в электричках со скидкой. Однако это уже не больше, чем мелкое жульничество. Схожим образом ведет себя тот, кто перестал учиться у Христа. Не христианин он уже, по сути, хотя и крещен, хотя и в храм иногда заглядывает и свечи по подсвечникам расставляет.

Учиться необходимо многому: вере, любви, молитве, честности, терпению, воздержанию, состраданию, кротости, скромности и т.д. Мы, в конце концов, учимся умирать так, чтобы воскреснуть в жизнь вечную.

Как же оставаться прилежными, хорошими учениками всю жизнь?

Поскольку мы – ученики Христовы, к Нему и обратимся. А Учитель говорит нам: «Бодрствуйте!» Совсем как школьный преподаватель внушает раззевавшимся ребятам: «Не спите!»

Вновь и вновь звучит это отрезвляющее «Бодрствуйте!» в разных местах Нового Завета. Соответствующее греческое слово означает не только «не спать», но и «быть бдительным, настороже, на страже».

Будем же бодрствовать и телом, и духом.

Будем настороже, внимательны. Будем переспрашивать, опрашивать себя вновь и вновь, как делают это старательные студенты перед экзаменом. Они сами себя экзаменуют, чтобы обнаружить пробелы и недостатки в знаниях. Не об этом ли говорит нам апостол Павел: «Ибо если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы» (1 Кор. 11: 31)? Итак, не позволяем ли мы своему телу слишком много вкушать? Не потакаем ли его прихотям, похотям? Не слишком ли долго нежим поутру в постели? Не слишком ли себя жалеем и оправдываем? И т.д.

Будем трезвиться, бодрствовать и духом. Проэкзаменуем себя. Не поддаемся ли мы греховным помыслам? Или, возможно, мы и не заметили, как выстроили у себя в голове целую греховную стратегию. Не унываем ли? Может, охладели, очерствели? Не впали ли в бесстыдство или, напротив, не поддались ли ложному стыду? Стоим ли в вере? Не обленились ли духовно?

В связи с этим не лишним будет перечитать ободряющее стихотворение Николая Заболоцкого:

Не позволяй душе лениться!
Чтоб в ступе воду не толочь,
Душа обязана трудиться
И день и ночь, и день и ночь!

Гони ее от дома к дому,
Тащи с этапа на этап,
По пустырю, по бурелому
Через сугроб, через ухаб!

Не разрешай ей спать в постели
При свете утренней звезды,
Держи лентяйку в черном теле
И не снимай с нее узды!

Коль дать ей вздумаешь поблажку,
Освобождая от работ,
Она последнюю рубашку
С тебя без жалости сорвет.

А ты хватай ее за плечи,
Учи и мучай дотемна,
Чтоб жить с тобой по-человечьи
Училась заново она.

Она рабыня и царица,
Она работница и дочь,
Она обязана трудиться
И день и ночь, и день и ночь!

Да, и трудиться, и учиться душа обязана и день и ночь. Пусть религиозные убеждения поэта находятся под большим вопросом, нам, христианам, этот стих очень подходит. Это наш стих. Ведь как писал еще во II веке мученик Иустин Философ: «Всё, что сказано кем-нибудь хорошего, принадлежит нам, христианам».

Царство Божие открыто не для лежебок, а для употребляющих усилия (см.: Мф. 11: 12). А работа спорится, когда работает коллектив, когда мы вместе, сообща стараемся, когда поддерживаем и подкрепляем друг друга, утешаем и вдохновляем, носим друг друга тяготы (см.: Гал. 6: 2). А это уже Церковь.

И у ног Учителя мы сидим не каждый по одиночке, а все вместе. Это тоже Церковь.

Будем же оставаться Церковью, учениками, христианами! Всем хороших оценок!

Источник: Православие. ру

Комментарии закрыты.