google-site-verification: google21d08411ff346180.html Семья как Церковь | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Семья как Церковь

Февраль 5th 2016 -

Афанасий (Николау), митрополит Лимассольский

Митрополит Афанасий Лимасольский

Сластолюбие видит первоочередной целью и смыслом брака и жизни в целом наслаждение, и на этой основе строится все поведение подверженного этому греху человека. Сластолюбие лишает его общения и связи с другими людьми, обесценивает личность человека, превращая ее в вещь, сосредотачивается на внешнем облике, а не на внутренней глубине, не приносит человеку удовлетворенности, делая его жизнь мимолетной. Если сластолюбие возобладает над человеком, оно превратит его в настоящего раба и пленника, уведя от свободы Церкви, нанеся смертельный удар по семейному союзу истинной любви и разрушив все хорошее и благородное, что есть в браке.

Лекарством от этой болезни является трудолюбие, стремление к любого рода борьбе и добродетели, ведь благо достигается трудом и скорбью закрепляется. А наша Церковь, согласно святому Максиму Исповеднику, является необходимым условием для правильного отношения ко всему.

Трудолюбие, борьба и, прежде всего, любовь, любовь Божественная преображают подверженного страстям человека, освящают его душевную и телесную жизнь, освобождая тем самым его вершину – разум. Именно эта любовь помогает человеку правильно судить обо всем, ведя тело к освящению и целомудрию, удерживая человека на высоте “образа Божия” и делая его пути и цели “подобием Божиим”.

Таким образом, эти три величайшие страсти (тщеславие, себялюбие и сластолюбие) одолевают каждого человека как в монашестве, так и на поприще брака и семьи, овладевают человеком различными орудиями и методами, но с единой целью – помешать ему найти освящение и спасение.

Святой Иоанн Златоуст учит нас: “Сделай свой дом Церковью”. Церковь является храмом и местом поклонения Богу. Так и при ежедневной семейной молитве, когда все члены семьи вместе стоят перед небесным Отцом, ища Его Божественной милости, сплачивающей и приближающей к Нему любви, раскаиваются в каждодневных ошибках и принимают на себя благодать Святого Духа.

Церковь – это также место духовного исцеления от страстей. Ровно таким образом действует в Православии истинный киновиальный монастырь. Сосуществование, совместная жизнь, супружество и, в целом, общение домашней Церкви – семьи – стачивают острые углы характера, расширяют пространство сердца и учат, что без любви во Христе и совершенствования семейная жизнь каждый миг может легко разрушиться.

Палестрой, стадионом и гимнастической школой этот же отец Церкви называет семью, ведь это поистине трудная и долгая дорога, а препятствия, искушения и скорби, встречающиеся на пути семьи, порой невыносимы. Поэтому необходимо опереться на непоколебимый камень – Христа и Его Церковь, чтобы волны не унесли нас в пучину.

“Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви” (Еф. 5:32). Господь уничижил себя, став человеком, основал Церковь и с тех пор “питает и греет ее”, как Небесный Жених, оставаясь ее главой. Ни Церковь не могла бы существовать без Христа, ни Христос не смог бы без Церкви открывать человеку Свои богодейственные таинства. Так и в семье один не может существовать без другого, и, подобно телу, семья не может пребывать в целостности, если главой ее не является Христос.

Нужно отметить также, что благожелательная по отношению к каждому из нас Божественная воля – это наше спасение и обожение. В этом цель и итог всей нашей жизни. Следовательно, и семья, и монашество, являются не самоцелью, а средством спасения. И семья – это метод спасения, который должен не возводиться в абсолют сам по себе, но вести нас к Богу. Все образования нашей жизни временны и преходящи, и важно лишь то, насколько они могут привести нас к вечному Царству Божию. Если семья не ведет к Богу, то все свершения ее временны, слабы и обречены на погибель, как и она сама, если становится лишь образом жизни нынешнего века.

Семья достигает своей цели не тогда, когда члены ее добиваются мирского успеха, и не тогда, когда она до конца сохраняет свою целостность, но лишь в том случае, если члены ее достигают освящения и обожения.

Любая другая оценка семьи по человеческим и мирским критериям ущемляет семью и существенно ограничивает ее возможности.

Хочу закончить словами одного современного преподобного афонского аскета: “Когда мы учимся преодолевать свое я, мы становимся настоящими членами своей семьи. Если мы становится настоящими членами нашей семьи, преодолев себя, мы делаемся истинными членами семьи всего человечества, семьи Адама, и отныне можем молиться Богу за весь мир. И это есть не что иное, как поселение в нашем сердце Святого Духа. Неслучайно, что за тремя величайшими иерархами нашей Церкви стоят святые матери, святые отцы, святые семьи. Если мы хотим изменить мир, мы должны изменить себя и свои семьи».

Я желаю, чтобы Господь благословил всех вас, сплотил и сохранил ваши семьи благодатью Святого Духа. Аминь.

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.

Назад /Начало

Метки: ,

Комментарии закрыты.